Поделиться

Главное меню

Нас считают

Яндекс.Метрика

Почему уходят лучшие?

lyudmilashУходят, когда их сила и совесть, мудрость и мужество, красота и нежность так нужны миру?
В ночь на 29 октября не стало Людмилы Ивановны Швецовой (помнящие СССР знают, что это день рождения комсомола, с которым у Людмилы Ивановны была связана часть жизни). При уникальной для женщины карьере, при трагизме личной жизни, когда судьба забирала самых близких, в том числе и единственного сына, Людмила Ивановна была потрясающего света человек. Неправильное время у глагола — была. Опротестовать хочется. Да невозможно. Она побеждала последние годы ту самую болезнь. Смерть переиграла ее стоическое жизнелюбие, усилия самых лучших медиков, многие из которых были ее самыми лучшими друзьями.
Кажется, совсем недавно мы долго говорили по телефону: Людмила Ивановна благодарила за поздравление с днем рождения. («Человек-крыло. Почему с Людмилой Швецовой все хотят иметь дело», «РГ», 24 сентября 2014 года). Если кто-то в юбилейный день шутливо поздравлял ее с 18-летием, она тут же прерывала: «Вы что, не читали правительственную «Российскую газету»? Там же написано: «Время и возраст — это тоже родина. Лучше не изменять и не предавать. Этого никогда и не делала Людмила Ивановна Швецова».
Ей было 65.
Заместителя председателя Государственной Думы, одного из лидеров Общероссийского народного фронта (за это, говорят, и попала в санкционный список Евросоюза как «правая рука Путина», при этом оставаясь президентом Международного женского форума женщин-лидеров со штаб-квартирой в Вашингтоне), сегодня вспоминают многие и во многих странах — близких и дальних. Дело не в должностях и обязанностях — их целые страницы в энциклопедиях. Дело в личности. Тысячи и тысячи людей искренне горюют в Москве, где она возглавляла в непростые времена социальный блок. Для кого-то иного подобная должность могла стать или синекурой, или голгофой, для нее такая работа была радостью души. Так, как она согревала ветеранов своей искренностью и вниманием, не мог никто другой. То, что она поименно знала артистов, академиков, медиков, учителей, что ж тут такого. Но она поименно знала многие многодетные московские семьи и гордилась дружбой с ними не меньше, чем с Тамарой Синявской и Александрой Пахмутовой, Евгением Примаковым и Лео Бокерия.
Швецова — универсальный человек мира. Во всех смыслах этого дефицитного по жестоким временам слова. В болгарской Камчии, где появился уникальный оздоровительный комплекс Москвы, ее принимали как родную. В Алма-Ате, само собой — она там родилась. В Тбилиси — а как же русскому театру в Грузии было выжить без помощи Швецовой?
Бесцеремонно препарируя советскую и постсоветскую историю на правильную и не очень, актуальные исследователи теряются перед людьми, которые незаменимы в любую эпоху. Была «главной пионеркой СССР» и секретарем ЦК ВЛКСМ? Да. И 18 лет работы в правительстве Москвы, где была первым вице-мэром, не отреклась от Лужкова, отправленного в отставку, и стала членом новой команды — тоже да. Когда надо идти на выборы, все движения мечтали заполучить Швецову: «Людмилу Ивановну хочу», ибо с ней «проходим» список, — тоже правда.
Размышляя над феноменом Швецовой, нетрудно найти разгадку: она не изменяла людям в угоду конъюнктурным идеям и шансам, даже при однопартийной системе чувствовала, что партий может быть много, но Отечество — одно.
Оно было такое великое у Людмилы Ивановны. Родилась в Алма-Ате, училась в школе в Ростове-на-Дону, закончила Харьковский авиационный институт (папа — кадровый военный, мама — учитель английского). По распределению попала в КБ Антонова, занималась конструированием крыла самолета… Потом комсомольская работа: Харьков, Киев, Москва… «Благодаря Люде мы все вышли в люди» — гитару с такой надписью от каэспешников, которых тогда мало кто поддерживал, она хранила всю жизнь.
Социальные идеи редко имеют авторов, кажется, так было всегда. Но для истории следует уточнить, что придуманную в начале двухтысячных родину Деда Мороза в Великом Устюге она несколько лет считала своим вторым местом работы. Все креативные идеи, ставшие рукотворной сказкой, это дело рук ее команды. Можно сказать: причина в московских деньгах. Но других хоть озолоти, они подобное не придумают.
Как-то у Людмилы Ивановны Швецовой был «круглый» день рождения, и она десяткам людей отправила письма — объяснение в любви. Прислала и мне. Было для этого, мне кажется, две причины. Когда в эпоху перестройки Горбачев предложил ей стать членом Политбюро, все знакомые мужчины восторженно поддержали: пик карьеры. Но она решила узнать еще одну точку зрения. Полвторого дня, редакционный кабинет в «Комсомолке», открывается дверь и на пороге — секретарь ЦК ВЛКСМ с бутылкой (!) финского клюквенного ликера. Все было нереально. Правда, мы тогда уже успешно приучали своих начальников, что «опереться можно только на то, что сопротивляется». У меня автоматом вырвалось: «Ни в коем случае не надо идти в Политбюро». Она и не пошла.
Потом было все: месяцы без большой работы на сломе эпох. Судьба в придачу погналась, как сумасшедший с бритвою в руке, с болями и бедами, отнимая самых близких. А она оставалась всегда Швецовой. С достоинством государственника и силой красивой женщины. Она помогла в жизни такому количеству людей, возглавляя социальный блок в правительстве Москвы, что дай бог десяткам других чиновников в складчину добиться подобного результата.
А причина вторая… Однажды в редакции был «круглый стол», где звучал политический плач о «великом и могучем», который перешел в разряд иностранного на постсоветском пространстве. И тогда мы вместе с Людмилой Ивановной придумали, как поддержать подвижников-паромщиков — педагогов-русистов, объявили Пушкинский конкурс. 14 лет Людмила Ивановна была неизменным председателем нашего Попечительского совета, не пропустила ни одну церемонию! 6 сентября в Белом зале мэрии мы чествовали новых 50 лауреатов из 25 стран, она с особым правом поздравляла украинских учителей, приехавших в Москву.
От дружбы ведь еще никто не умер, от ненависти гибли целые цивилизации.
Как же можно прощаться с такими людьми?!..
Есть в мире много сообществ. Одно из них — ветераны комсомола (а многие из них стали известными олигархами и политиками). Вчера по традиции был ежегодный сбор во многих постсоветских городах. И первый тост был у всех один. Не чокаясь. За Людмилу («людям милую», как говорил ее папа).
Есть и фейсбучное братство лауреатов Пушкинского конкурса, в котором уже значатся 700 учителей из 25 стран. Лина Гаспарян из Тбилиси вчера написала всем: если каждый из нас сейчас поставит по одной свече, то в память о Людмиле Ивановне сразу вспыхнут в мире 700 свечей…
Прощание состоится 31 октября, в пятницу, с 10.30 в Колонном зале Дома союзов в Москве. Похоронена Людмила Ивановна будет в этот же день на Троекуровском кладбище.
http://www.rg.ru/2014/10/29/shvecova-site.html