Поделиться

Главное меню

Нас считают

Яндекс.Метрика

ОН БЫЛ СОВЕСТЬЮ НАШЕГО ИСКУССТВА

Серкебаев4 июля исполнится 88 лет со дня рождения выдающегося оперного певца, народного артиста СССР Ермека Серкебаева. Он был старшим в замечательной музыкальной династии Серкебаевых, которая вмиг осиротела после его ухода из жизни в ноябре прошлого года. О том, каким человеком и музыкантом был его старший брат, в преддверии дня рождения великого баритона рассказал «Вечерке» народный артист Казахстана дирижер Мурат СЕРКЕБАЕВ
— Мурат Бекмухамедович, ваш брат Ермек Серкебаев – самый старший в вашей музыкальной династии, он старше вас на 14 лет, можно ли в связи с этим сказать, что именно он оказал влияние на ваш выбор профессии?
— Не могу сказать, что он оказал прямое влияние на то, что я стал музыкантом. Это прежде всего заслуга родителей, они были интеллигентными людьми, наш отец был переводчиком, писателем, педагогом, он учился вместе с Магжаном Жумабаевым в медресе «Галия», потом окончил пединститут. Я родился в 1940 году, в 8 лет меня отдали в первый класс, в школу на Фурманова – Маметовой. Несмотря на послевоенные трудные времена, через год отдали в музыкальную школу, в класс скрипки. Для 9-летнего возраста это уже считается поздно, даже в физиологическом плане, ведь ребенка надо учить играть на скрипке, когда его руки еще не сформировались. Но мои родители и Ермека в свое время отдали в музыкальную школу по классу скрипки. Что интересно, и мой брат, и я, и моя дочь Жамиля учились у одного учителя — профессора Вениамина Соломоновича Хесса. Когда я поступил в музыкальную школу, Ермек очень мне помогал, занимался со мной, но все это было на нервах. В годы войны он работал диктором на радио, но потом наши корифеи – композиторы Ахмет Жубанов и Мукан Тулебаев направили его на путь вокала. Конечно, Ермек оказал на меня большое влияние, когда я стал осознавать, что хочу стать музыкантом. Он на протяжении всей жизни оказывал огромное влияние на всех нас: на меня, на своих сыновей Алмаза и Байгали, которых он воспитал как музыкантов, на мою дочь Жамилю, и каждый из нас состоялся в своем жанре: кто-то — скрипач, кто-то — композитор и так далее. Мы все старались соответствовать Ермеку, изо всех сил тянулись к его уровню, он был авторитетный музыкант, выдающийся певец и строгий критик. Я как музыкант могу сказать, что таких баритонов, как мой брат, я не слышал — с таким красивым голосом, с такой четкой дикцией, с такой высокой культурой исполнения. Когда моего брата не стало, украинский оперный певец Дмитрий Гнатюк прислал телеграмму со словами соболезнования, где отметил: «Ушел из жизни король баритонов». У Ермека был авторитет не только в Советском Союзе, но и далеко за рубежом, где многие удивлялись, узнав, что он учился вокалу не в Италии, а у себя на родине. Культура пения у него была очень высокая, и она шла изнутри, ведь этому не научишь.
— В каком возрасте вы осознали, что ваш брат – великий артист, говоря современным языком, звезда?
— Впервые я это осознал лет в 15, когда учился в музыкальном училище. Я слышал, как он поет арию Роберта из оперы «Иоланта» или арию Евгения Онегина, и тогда был поражен уровнем его исполнения. Многие любят в его исполнении каватину Фигаро или песню Зацепина «Надо мной небо синее», но я считаю, что лучше всего он пел арии. Вообще, он перепел такой огромный репертуар в разных жанрах — оперном, камерном, песенном. А в 70-х годах, когда я возглавил оркестр Гостелерадио, уже соприкоснулся с его искусством непосредственно. Наш камерный оркестр сделал с ним много записей: народные песни (казахские, русские, украинские, татарские), классику советской песни и даже оперные арии, которые мы записывали по мере возможностей нашего коллектива. И это было огромным удовольствием и для меня, и для моих музыкантов, потому что работать с таким профессионалом, как Ермек Серкебаев, было легко и приятно. Не нужно было ничего мудрить, делать кому-то какие-то замечания, потому что музыка лилась сама собой, и все шло так, как должно быть. Что бы он ни пел, делал это мастерски, на самом высочайшем уровне, я это говорю не потому, что он мой брат, я это говорю с позиции музыканта. О том, что это непревзойденный баритон, знают все: и люди, далекие от искусства, и настоящие музыканты, которые знают ему цену.
— День рождения Ермека Бекмухамедовича впервые придется отмечать без него самого. Как ваша семья собирается провести этот день?
— Конечно, мы соберемся вместе – вся наша семья, его вдова Альфия Усмановна, будем пить чай, вспоминать Ермека, слушать его песни, смотреть видеозаписи. Но мы и так постоянно о нем говорим, потому что уход из жизни любого близкого человека, вне зависимости от того, великий он или нет, — это большая утрата. А вокруг Ермека Серкебаева вращалось наше музыкальное искусство, тянулось к нему, ведь он был его знаменем, его совестью, поэтому мысли о нем в нас никогда не погаснут.
Индира САТБАЕВА
Фото из личного архива Мурата СЕРКЕБАЕВА
http://vecher.kz/node/29682