Поделиться

Главное меню

Нас считают

Яндекс.Метрика

КОМАНДА МОЛОДОСТИ НАШЕЙ

КомандаНеординарный форвард, которого болельщики называли Рыжим, однажды забил самому Льву Яшину. Случилось это в кубковом матче (сезон 1968 г.)  против динамовцев Москвы. Тогда футболист с золотистой шевелюрой  использовал прострел партнера и головой вонзил мяч в сетку ворот бело-голубых. Второй победный гол провел Олег Волох, тогда алмаатинцы выиграли — 2:1.
Вспомнили мы это не случайно. Одному из лучших голеадоров  алматинского «Кайрата» прошлого столетия Виктору Алексеевичу Абгольцу в эти дни исполнилось 70 лет. Ветеран до сих пор в строю: обучает молодежь судейскому делу, сам еще инспектирует матчи различного уровня. Хороший собеседник. Помнит все досконально…
Наша справка. Виктор Абгольц родился в Кустанайской области 15 марта 1944 года. Детство его прошло в Караганде, где он стал заниматься футболом. Играл за местный «Шахтер». В «Кайрате» выступал в 1964, 1968-1971 годах. Сыграл  более двухсот матчей, забил  44 гола.
— При каких обстоятельствах вы попали в «Кайрат»?— В 1961 году получил приглашение в карагандинский «Шахтер». Провел несколько сезонов в составе горняков.  А когда мы были на сборах в  Чкаловске Ленинабадской области,  приехали туда и алмаатинцы. В спарринг-партнеры выбрали нас. А после игры беседу со мной имел тренер «Кайрата» Александр Андреевич Келлер, который сказал: «Переходи к нам».
— Вы  сразу дали согласие?
— Нет! На то были причины. Но я знал: если пригласили, буду играть за «Кайрат». Уже через несколько дней тренировался в составе флагмана казахстанского футбола. Порой выходил  на поле. Поначалу чувствовал себя робко. Но чем чаще ставили меня в основу, тем быстрее пришла уверенность в собственных силах. Особенно запомнилась мне первая игра со знаменитыми динамовцами Тбилиси. Вышел я на разминку с дрожью в коленях. Через несколько минут игры освоился и, как мне кажется, забыл, что играю против корифеев всесоюзного первенства. Получалось многое. Даже голевую передачу Олегу Мальцеву отдал. Достойно мы тогда сыграли — 1:1. На выезде тоже выступал в основе. И даже стал забивать. Счет своим голам открыл в Кутаиси против местного «Торпедо».
Но закрепиться в «Кайрате» не удалось, чему было несколько причин: начали преследовать травмы, к тому же недавно я женился. И я уехал обратно в Караганду. После этого три сезона отыграл в своей родной команде. Именно эти годы стали лучшими в плане моей профессиональной подготовки.
— В следующем сезоне вас снова увидели в составе «Кайрата».
— У меня была возможность выбрать коллектив. Приглашали в минское «Динамо», московский «Локомотив», но я решил выступать за любимый «Кайрат». И на то были причины. Со мной в Алма-Ату был приглашен из «Шахтера» Володя Асылбаев, с которым у нас были очень теплые отношения, и мы вместе провели не один сезон за «Шахтер».
— Говорят, дважды вступать в одну и ту же реку чревато последствиями?..
— Я так не считаю, тем более что прошло время и был создан другой коллектив. На поле выходил ансамбль исполнителей, который еще долго будут вспоминать. Даже по казахстанским меркам. Вот их имена: Квочкин, Сегизбаев, Дышленко, Ищенко, Мусин, Кисляков, Жуйков, Хисамутдинов, Бубенец, Севидов, Рожков, Косенков, Тягусов, Солдатов… Может быть, кого-то и забыл, пусть простят.
— Самый памятный ваш матч, проведенный в «Кайрате»?
— Наверное, игра с бухарестским «Рапидом»  за  Кубок железнодорожников в 1971 году. Сережа Рожков тогда забил гол-красавец, и мы выиграли — 1:0.
— Но вы умолчали о том, что в «Кайрате» тоже много забивали. Статистику своих голов в то время вели?
— Честно говоря, нет. Естественно, нападающий должен забивать. И у меня это получалось. Не помню, кажется, в одном сезоне я забил 18 мячей. А лидером в команде стал Юрий Севидов. На его счету было 22 гола.
— Почему в сезоне-1972 вы  снова  вернулись в Караганду?
— Больше, наверное, нужен был «Шахтеру».
— На ваш взгляд, были в «Кайрате» ребята вашего поколения, достойные играть за сборную страны?
— Конечно, были. Но некоторым была заказана туда дорога. С периферии брали неохотно. Хотя, думаю, Квочкин, Сегизбаев, Степанов не испортили бы «кашу». Да и тот же Сенька Байшаков сыграл бы не хуже других в составе сборной СССР. Но мало кто удостоился этой чести. А по одной игре судить нельзя. Таково мое мнение.
— После завершения футбольной карьеры вы вновь стали выходить на поле, но уже в качестве арбитра. Выбор дальнейшей жизни был сознательным?
— В 1975 году «Шахтер» в Сочи играл против игроков из Казани за выход в высшую лигу. И нас тогда засудили. Мы проиграли.  И я понял, сколько еще в нашем футболе недостатков. Это и побудило меня пойти в судьи.  Нисколько не жалею, что свою жизнь связал с игрой номер один. Футбол до сих пор — моя профессия, мое хобби, моя жизнь…
Тасжурек АНДАСОВ
http://vecher.kz/node/28143