Поделиться

Главное меню

Нас считают

Яндекс.Метрика

Чара – обжитая земля

Л. Мананникова Книга «Все лучшее в лучшее осталось…» Алматы,  Жибек жолы, 2009

Дорога, которую ты строишь

Первая моя встреча с БАМом началась
в Чите. Старший научный сотрудник
областного краеведческого музея Татьяна Кон-
стантинова выдала справку о Каларском районе. Именно там специализированный
строительно-монтажный
поезд «Казахбамстрой»
возводит станцию Новая Чара.
Каларский район – самый северный в Читинской области. Соз-
дали его в 1930 году, до недавнего времени жили там одни охотни-
ки-оленеводы. До сих пор в районе остались некоторые поселки
эвенков, сохранившие национальный
колорит. Летом земля здесь оттаивает
лишь на 30-50 сантиметров, район сейсмо- и лавиноопас-
ный. Но главное, края богаты подземными «сокровищами
». В 1949 году экспедиция геолога Е. И. Буровой открыла здесь крупнейшее
месторождение меди. Его назвали Удоканским. «Завершить проектные
работы по Удоканскому медному месторождению», – записано
в материалах XXVI съезда КПСС. Позднее вокруг поселка Удокан
обнаружили целое ожерелье месторождений. Среди них – Апсат-
ское – коксующегося угля, Сулуматское – железной руды…
…Утро в кабинете начальника поезда «Казахбамстрой» Михаила
Михайловича Кушнира было «бурным», впрочем, как мне объяс-
нили, типичное утро стройки. Без конца звонил телефон, то и дело
входили и выходили люди.
– Сейчас, конечно, – рассказал Кушнир, – Новая Чара совсем
другая, чем тогда, в декабре 1981 года, в момент высадки первого
казахстанского десанта.
Тогда на пустом месте стояло два вагончика, все занесло снегом, и мороз,
казалось, градусов этак под 50…
Сегодня для того, чтобы показать все построенное казахстанца-
ми в Новой Чаре, комсоргу поезда Володе Рязанцеву
потребовалось полдня. Удобные
общежития, детский садик, теплица, школа, производственные объекты.
– …Бригада Валерия Романова – самая стабильная бригада в
поезде, – сказали в «Казахбамстрое».
Действительно, в начале июня прошлого
года коллектив бригады сформировали
из членов алма-атинского отряда
«Главалмаатастрой», с тех пор его костяк – 8 человек – остается неизменным.
…Когда ребята приехали на БАМ, то с удивлением выяснили:
главная фигура здесь… плотник. Все временные постройки
надо было строить из дерева, а в своем СМУ-26 с бревнами и топорами
мало кто «общался». Правда, через
некоторое время поняли – каждый
в душе и столяр, и плотник, и кузнец,
нужно только с увлечением браться за дело.
– Строитель на БАМе особый, – разговорились рабочие. – Здесь
выбирать
не будешь, определяющее слово
«надо». БАМ сам тебе
вручает профессию.
Сегодня – лесоруб, завтра – плотник, после-
завтра – кузнец. Недавно
вот сдавали детский садик, а к нему….
мебель.
Сами сделали стеллажи, табуретки, столы. Можете посмотреть
– отличите от заводских? Трудно жить на БАМе? Трудно. Вагончик,
комната в общежитии.
Мороз под 50, непроходимая тайга,
медведи.
Конечно, люди приехали сюда по самым разным причинам – не
будем заниматься идеализацией.
Кто-то – с начала жизнь начать,
кто-то – заработать, кто-то постарается
сделать большее, на что
способен…
Ho самое важное для каждого помним: уедем когда-
нибудь отсюда, а станция Чара в тайге останется.
…С молодым водителем Вячеславом Метлиным мы ехали из Но-
вой Чары на станцию Хани.
Чтобы лучше прочувствовать БАМ, надо обязательно съездить
по этому маршруту, убедили меня. Это та самая дорога, по которой
в последнее время доставляются в Чару строительные материалы.
– Моя мама – учительница литературы,
– рассказывал Слава,
– и у нас в доме всегда был культ книги. Хорошая библиотека у
деда. Он живет в Бухаре. Друзья в школе пророчили мне педаго-
гический, а я мечтал о военном училище. Расстроился, когда не
прошел в Харьковское танковое по конкурсу…
…Научившись во время службы в армии
водить автомобиль,
Слава устроился
в Караганде работать водителем такси. Про-
работал недолго. «Не знаю, почему ушел, не понравилось, и все.
Говорят, профессия таксиста знания психологии требует. Но ведь
разговаривать
с пассажирами некогда, за дорогой
следить надо. В
общем, ушел после такси работать на водовозку, понравилось мне
это гораздо больше. Везешь людям воду и радуешься: нужна
твоя
вода… Вон посмотрите, на озере
снег лежит.
– Слава, почему ваши машины не «ЗИЛами» зовут, а как-то не-
серьезно – «зилки»?
– Так это же ласково – «зилок». Машина своего хозяина лю-
бит. У нас это особенно чувствуется. Зимой, в стужу,
если подведет,
пиши, пропало. Останавливайся,
разжигай костер и помощи
жди. Я
вот недавно новый «ЗИЛ» получил. Постепенно привыкаем друг к
другу. Красиво здесь. Зимой деревья в снежных шапках стоят, как в
сказке, осенью все красно от ягод. Езжу по этому маршруту полто-
ра года и не надоедает.
Действительно, глухая таежная дорога
безлюдной не казалась.
Следы человека на ней были заметны довольно явно. Вырастала на
глазах железнодорожная
насыпь, появлялся новый мост…
– Жена в отпуск уехала с дочкой, а я решил этим летом не от-
дыхать, взять отпуск сразу за три года, – сказал Слава. – Съезжу
на свою родину в Курск, давно не слышал, как курские соловьи
поют…
И что такое в ней, дороге,
порой и сам не разберешь…
Шагнешь — как будто на пороге
все неурядицы стряхнешь.
И жизнь предстанет в новом свете
и суеты порвет кольцо,
и только ветер, встречный ветер
в разгоряченное лицо…
— написал бамовский поэт.

На добрую память

Бамовская биография Алексея Дица началась в 1975 году. В со-
ставе отряда
имени XVII съезда ВЛКСМ он приехал
на БАМ. По-
92
том вернулся в Алма-Ату, а когда узнал, что формируется отряд
на
станции Чара, не выдержал и подал заявление. Что привело его на
БАМ вторично? Тоска по северу? По большому делу? Одним сло-
вом все это не определишь, но, наверное, все же существует оно,
какое-то особое бамовское притяжение. Об этом и друзья
говорят.
10 дней отпуска, и тянет обратно, на стройку.
…Когда бригаде предложили построить
детский садик, коллек-
тив принял предложение с интересом.
Эскизы обсуждались всей бригадой, а в советчики Алексей
привлек сыновей – Сашку с Дениской.
Споры разгорелись, когда началось строительство «малых
форм». В чертеже
по плану русская крепость. Придумали
«лазы»,
«пушки», «амбразуры». Бригаде повезло, когда приехал Николай
Баталов. Родом из Лисаковска, по профессии сварщик, он в свобод-
ное время увлекался чеканкой, резал по дереву и в поисках рабо-
ты заглянул в бригаду Алексея: «Резчики по дереву нужны?» Диц
предложил ему держать экзамен, и результат – рыцарей со щитами
у калитки сейчас может видеть каждый.
Конечно, может, в Новой Чаре есть объекты поважнее детского
сада, существенно здесь было уловить закономерность, бамовский
дух, традиции. «Монетчики» (так называют на БАМе людей, ехав-
ших на стройку в поисках больших денег) долго тут не удержатся.
Потому, что легких денег здесь нет. Надо работать, не считаясь со
временем, забыть о собственных интересах, на первое место ста-
вить интересы государственные.
Сейчас коллектив Алексея Дица трудится на больничном ком-
плексе. Бригада – одна из лучших на стройке. Постоянно выполня-
ет и перевыполняет план.
Работы в садике предстояло еще много. Но интервью охотно
дали мне ребята из старшей группы Юля и Олег. Юля целый год
ждала, когда, наконец-то откроется садик, потому что ей приходи-
лось целыми днями сидеть с двухлетней сестренкой Танечкой. Ей
это, правда, порядком, надоело,
– но зато она научилась варить суп
и подметать полы…
Олег на вопрос, что же ему нравится
в садике больше всего, от-
ветил – школа. В этом году он пойдет в первый класс, и садик для
него этап пройденный.
К слову, новое здание школы также
строит в
Новой Чаре «Казахбамстрой» (старое стало тесным), и сейчас стро-
ители торопятся сдать школу в срок.
…Вам обязательно надо побывать в бригаде Александра Шахан-
таева, – сказали в парткоме. – Сейчас она работает
на промбазе.
Это – новый этап для стройки. Если раньше мы занимались
под-
готовкой жилья для себя, то сейчас вплотную приступаем к
основной
задаче – строительству станции.
Карагандинцы приехали на Чару в июле прошлого года. Бригада
Шахантаева
– комплексная, состоит из 26 человек.
С первым результатом работы коллектива я познакомилась со-
вершенно случайно. Поразило меня оформление гостиницы
«Казахбамстроя». Там не было какого-то особого «богатства», но
чувствовалось: гостиница сделана с любовью, хорошим вкусом.
Отделка панелей в коридоре и потолок, резьба по дереву на фрон-
тоне и веранде, поленница на батарее. Выстроить чудо-теремок
помог вначале, наверное, и наказ руководства: гостиница – своео-
бразная визитная карточка поезда, и чувство соперничества – алма-
атинцы выстроили симпатичный детский садик, а мы, карагандин-
цы, чем хуже? Ну и все же самое главное, наверное, традиционно
бамовское: надо обязательно
о себе хорошую память оставить…
Придумывала вся бригада, возглавляли
«фантазийную» мастер-
скую Петр Жук и Владимир Герт.
С Петром я познакомилась. Он оказался
наиболее ярким пред-
ставителем романтического племени бамовцев. «Где только до
БАМа не побывал Петр! В Житомире и Джезказгане, Красноярском
крае и Волгоградской области. На БАМ приехал из Шахтинска.
– Зачем приехал? Только не за высоким
заработком. У шахтеров
он и так неплохой.
– Петро Жук – серьезный человек, – сказал бригадир. – Если у
него кровь горит, горы перевернет, столько в работу выдумки, фан-
тазии вносит…
– Что я ценю в жизни? – задумался Петр. – Когда встанешь
утром и улыбаешься.
Когда с улыбкой идешь на работу и с улыб-
кой делаешь свое дело.
Здесь, на БАМе, природа замечательная,
мы часто своей бригадой на отдых выезжаем. И коллектив у нас от94
личный. «Голубая мечта»? Еще по земле
поездить. Построю дорогу
и к Тихому
океану махну. Жена Татьяна, думаю, поддержит. У нее
профессия нужная на любой стройке – штукатур-маляр…
– Мы с ребятами решили: поедем домой
только через Усть-Кут, –
сказал бригадир. Каждому бамовцу это понятно.
«Через Усть-Кут»
– значит, тогда, когда произойдет окончательная стыковка
рельсов
по всей Байкало-Амурской
магистрали. Бригада будет сражаться
до
конца.
– Назовите, пожалуйста,
имена наших лучших строителей,
– по-
просил бригадир. – Пусть казахстанцы узнают, кто у нас отлично
трудится.
С удовольствием исполняю просьбу. Леонид Плясовских, Борис
Дударев, Михаил Безбоков, Юрий Виндекер.
Здесь не ценят словесный лом,
Обещаний бесплодных месиво.
И на прочность, и на излом
Проверяет тебя профессия.
Впрочем, слабости в каждом есть,
Все же люди мы, а не ангелы.
И не роботы. Просто здесь
Обнажается в душах главное.
– написал бамовский поэт.
ст. Чара, Читинский участок БАМа.

Комментарий первого заместителя министра строительства
предприятий
тяжелой индустрии Казахской ССР О. М. Бейсенова:
– БАМ – стройка, значение которой трудно переоценить. Строй-
ка, с колоссальными
объемами которой стране необходимо
было
справиться в сжатые сроки. Ну а раз это важнейшая стройка
страны,
то вполне естественно, что и участвовать в ней должна вся страна.
Мудрое это решение было принято, и все республики, области Со-
ветского Союза
его поддержали.
В публикуемом очерке рассказывается
о том, как казахстанские
строители
помогают строить станцию Чара. Это – одна из крупней-
ших станций на БАМе. В районе Чары геологи обнаружили
круп-
95
нейшее месторождение меди,
коксующегося угля, железной руды.
Месторождение требует дальнейшей разработки, промышленного
использования,
в связи с этими планами будет развиваться и Чара.
Доля Казахстана в строительстве БАМа сравнительно неболь-
шая, но в самой
Чаре велика. По сути дела наша республика опре-
делит лицо этого населенного
пункта.
В первые дни мы столкнулись с трудностями,
связанными с
разворотом стройки, ее началом. Надо было обеспечить
«тылы»,
построить временную базу и жилой поселок. Задача облегчалась
тем, что многие подразделения уже работали вовсю
и можно было
учесть их опыт. Первый
этап строительства сейчас закончен,
и
«Казахбамстрой» сейчас приступает
к своей основной задаче: построению
постоянного поселка с вокзалом,
населенным пунктом.
Проектируется
будущая станция так, чтобы ее облик напоминал
далекий Казахстан. Сейчас в Павлодаре, по согласованию с «Глав-
бамстроем», ведется строительство
цеха по производству крупнопанельных
домов в условиях вечной мерзлоты.
Проектный институт
«Казгипроград» разработал проект дома с элементами
националь-
ных мотивов.
Специализированный строительно-монтажный поезд «Казах-
бамстрой» сформирован пятью министерствами и ведомствами Ка-
захстана, и надо сказать,
все они не забывают о своих посланниках,
заботятся об их судьбе. Задача
нашего министерства – обеспечить
Чару бесперебойным снабжением материальными
ресурсами (гру-
зы идут из Алма-Аты, Павлодара, Джамбула), сделать
так, чтобы
строители поезда не простаивали, работа шла без перебоев.
Строительство станции Чара казахстанцы
воспринимают как
важную задачу,
свой интернациональный долг, и мы надеемся, что
с возложенным на нас делом справимся с честью
«ЛС», 31 августа 1983 г.

Вот сейчас я думаю: может, действительно, БАМ никакой удар-
ной комсомольской стройкой не была, эксплуатировали там моло-
дежь и всё – столько всего за последние годы было «вылито» на
ударную комсомольскую. А я была просто романтической дурой,
которая все принимала за чистую монету, единственное утешение
– дурой искренней.
Вот почему, узнав, что заместитель директора Республиканской
детской библиотеки имени С.Бегалина Надежда Петровна Филато-
ва несколько лет по комсомольской путевке работала на БАМе, я
спросила у нее, как она вспоминает свои бамовские годы.
– БАМ для меня – это целая эпоха, очень светлое пятно в моей
жизни, – сказала Надежда Петровна. – Я счастлива, что познако-
милась с ребятами, которые прямо со съезда комсомола поехали
строить БАМ. Я горда этим и знаю – эти ребята до сих пор со-
хранили душевную чистоту. Они по-прежнему крепко держатся
друг за друга. Секретарь комитета комсомола Улькана сейчас живет
в Санкт-Петербурге, у него большая фирма, он туда набрал быв-
ших своих друзей – комсомольцев с БАМА… Уверен, они будут
работать по настоящему. В те времена ребята ехали на БАМ не за
длинным рублем, как сейчас кое-кто утверждает. Конечно же, там
было много романтики. Люди приезжали в Улькан из прекрасных
мест – Сочи, Геленжика, Москвы и находили на БАМе себя… Есть
в нашей жизни что-то, что не измеряется в рублях и что приносит
счастье…
Помню, как к нам на БАМ приезжал художник Илья Глазунов,
рисовал портреты бамовцев. Он там формировался. Сейчас на его
полотнах я вижу глаза наших ребят, узнаваемые лица.
Недавно в моей квартире раздался звонок. Звонила Нина – наш
бамовский секретарь комитета комсомола, приглашала на юбилей.
«Приезжай, – сказала она, – там будут все наши».
Это были лучшие годы моей жизни.
– Многие помнят, как уже в поздние годы расшифровывали
БАМ: Брежнев абманул молодежь.
– Меня Брежнев не абманул. Большое ему спасибо за то, что в
моей жизни были БАМ и комсомол.