Поделиться

Главное меню

Нас считают

Яндекс.Метрика

ОДНАЖДЫ, РАЗ И НАВСЕГДА

Судьбы

Навстречу столетию комсомола Казахстана. По страницам газеты «Ленинская смена»

29 декабря 1984 г.

— Я сейчас познакомлю вас с необычной бригадой, — сказала секретарь комитета комсомола швейной фабрики «Большевичка» Татьяна Пак. – А впрочем, может, это как раз и самая типичная бригада на нашей фабрике.

Вот после такого, несколько противоречивого вступления я оказалась на участке Екатерины Александровны Аношко.

В коллективе – одни женщины. У 37  человек участка – 61 ребенок. Две группы детского сада получается. Только у Тамары Морозовой в 28 лет – шестеро детей. И тем не менее, несмотря на все свои женские заботы, комсомольско-молодежный коллектив Аношко на «Большевичке» — один из лучших. Забота друг о друге здесь — жизненная необходимость. Кто-то остался дома – заболел ребенок – подруга выполнит норму «за двоих». План – меньшим составом – здесь не девиз, потребность.

В первом квартале уходящего года бригада стала победителем республиканского соревнования.

Трудно рассказывать о бригаде. Кого не возьмешь, каждая женщина со своей судьбой, каждая – личность. И поэтому сегодня, в канун Нового года, я решила рассказать лишь о трех судьбах…Различны они и сходны. Сходны в главном – в своей верности делу, выбранному однажды, раз и навсегда.

Итак,

Судьба первая: Анна Андреевна.

В трудовой книжке Анны Андреевны Баишевой – одна запись. Поступила на фабрику в 1943 году. Несколько лет назад отсюда же ушла на заслуженный отдых.

40 лет отдано фабрике, хватит, кажется, и тем не менее встретились мы с Анной Андреевной здесь же, у конвейера. «Силы еще есть, поработаю…»

— Если бы вы  видели ту «Большевичку» военных времен, ни за что бы не признали в ней сегодняшнюю красавицу-фабрику. Печку топили, воду доставали из колодца, оборудование на лошадях подвозили. Дом купца – закройный цех, «белошвейки» — в подвальчике, кладовочки – столовая… А шили мы тогда гимнастерки для солдат.

Рассказывает Анна Андреевна и словно перевоплощается, становится той самой шустрой девочкой из сороковых, Анкой.

Как  жили  тогда? Ну, конечно же, записки в солдатские гимнастерки вкладывали. Про любовь, про что же еще? «Ответы нам от солдат через два-три месяца приходили, быстро. Маше Уколовой один сержант даже посылку прислал, а потом переписка прекратилась, погиб, наверное… А иногда пуговиц в карманы поднасыплем – пусть посмеются…»

И смеялись девчонки, и песни пели, а жилось ведь трудно – есть охота, а хлеба нет. «Дадут паек, вот и думаешь, то ли сейчас съесть, то ли три части разделить… На работу пешком ходили –  час-полтора добирались.

Однажды в ночную шла да по дороге заснула… А война кончилась, кому радость, кому слезы. Отцы, женихи с фронта возвращались. И не возвращались».

Памятные события? В 1956-м вручили Анне Андреевне в обкоме партии орден «Знак Почета». В этом же году вместе с новоселами целину осваивали, в горячую пору на хлебоуборке работали, а в 72-м все вышли на субботник – новую фабрику строить… Разве сравнишь сейчас, что было и что стало7 Раньше механики иголки на брусочке точили, сейчас – машины современные. Раньше о слове таком – фурнитура – и не слышали… А сейчас к тем же брюкам подавай и заклепки, и цепочки, и наклейки – иначе покупатель не возьмет. «Посланцы наши украшения по всей стране ищут. Молодежь нынче с запросами, но и время другое…»

Анна Андреевна стоит на конвейере, на контроле. «Девчата молодые, так качество не могут требовать, как я…» Недавно Баишеву на соседний участок, на прорыв бросили.

— Жизнь я обыкновенную прожила, всякое было, а вот то, что 40 лет фабрике нужна была и сейчас не без дела сжу, этим горжусь. А что важнее этого может  быть?

 

Судьба вторая: Екатерина Александровна.

— Екатерина Александровна, — сказала Таня Пак, — среди мастеров выделяется своим особым, заботливым отношением к молодежи, к делам комсомольским. Я бы так сформулировала: Аношко – мастер комсомольский.  Екатерина Александровна – — воспитанница ФЗУ. В конце сороковых – начале пятидесятых  годов ФЗУ котировались, наверное, больше, чем в настоящее время. Еще бы!  Школа рабочего мастерства. Фэзэушники гордились свои именем… И сейчас в Екатерине Александровне что-то осталось от «фабричной девчонки». Неиссякаемая энергия, желание везде быть первой, всем помогать. Без мастера Аношко, единодушно признают все работницы, участок не смог бы стать таким дружным и сплоченным, как сейчас. Когда она однажды в командировку уехала, показалось, машины даже стали хуже работать.

После окончания училища Катю Аношко посадили тачать рукава. С каждым днем девочка работала все лучше и лучше, наставники (хотя слова такого тогда и не было) говорили: способная… В 22 года Екатерина  Александровна вступила в кандидаты в члены партии, в это же время стала мастером, немного позже вышла замуж, родила двух девочек-погодок – Наташу и Лену. Жизнь вошла в свое привычное русло… А вот это: «Катя способная»  — осталось у Екатерины Александровны на всю жизнь. Поняла, как важно вовремя вдохновить, подбодрить юного человека.

Мастер Аношко – наставник молодых девчат на всем участке, а сколько учениц прошло через ее руки – не пересчитать. И сейчас она с большим удовольствием говорит о других, нежели о себе. Об опытной швее Бизире Нуркиной, работающей уже в счет апреля 1987 года. О Любе Гаркавенко (Люба так и объясняет: «Осталась на фабрике только из-за Екатерины Александровны»), о Наташе Трещаловой, девушке с нелегкой судьбой, а сейчас матери трех девочек…

Все приходили ученицами. И у каждой  — свой характер, своя  особинка. Надо было поладить со всеми.

— Замечательно, — сказали швеи, — что мастер Аношко, веселая и спокойная, работает именно на нашем участке.

… Идет по цеху Екатерина Александровна. Мастер. Наставница. Светлый человек. Большой труженик. «Учитель, воспитай ученика!»

 

Судьба третья: Люба Гаркавенко

Люба – представитель самого молодого поколения «Большевички». Пришла на фабрику пять лет назад после окончания школы. «И смех и грех вначале. В первый день сшила всего шесть поясов. Подумала: год отработаю и уйду. Нет таланта».

Сейчас, в 22 года, Люба шьет уже 200 поясов в смену, выполняет 120 процентов планового задания. Член парткома фабрики, председатель штаба народного контроля в цехе… Если сейчас Любе предложат работу на другом предприятии, она только посмеется – никуда не уйду с фабрики. И докажет вполне убедительно, почему.

С каждым днем работать здесь становится все интереснее и интереснее. Перешли на бригадную форму труда. Премию распределяют по КТУ. Люба – звеньевая и может уже сейчас заметить и достоинства, и недоработки этой новой формы. Достоинств больше, конечно. Сейчас даже мастер Екатерина Александровна как будто скучает, кто из девчат опоздает на работу, то совет бригады так «прочистит» провинившуюся, что потом долго она каждое уро будет вставать спозаранку. Сама Люба знает пять операций. Главный секрет  успешной работы всех – высокая взаимозаменяемость. Ну и, конечно, с каждым годом на фабрике улучшаются условя. В перерыв, пожалуйста, пройдите в комнату отдыха – журналы, газеты можно почитать, пение птиц послушать. Два раза в неделю приезжает на «Большевичку» приемный пункт Дома быта «Экспресс», работает стол молодой хозяйки, продукты, чтобы не ходить по магазинам, можно купить здесь, на фабрике.

— Одна запись в трудовой книжке. Не скучно, Люба, всю жизнь на одном предприятии?

— На другом просто себя не представляю…

Вот такие они, три женщины, связавшие свою судьбу с «Большевичкой». Есть им о чем задуматься и в какун нового, 1985 года…

Они честно трудились, растили детей, были верны своему делу, своей фабрике, своему коллективу. Да будет светлым и дальнейший из путь!

Л.Мананникова

Кустанай