Поделиться

Главное меню

Нас считают

Яндекс.Метрика

Мой друг Петрович

OLYMPUS DIGITAL CAMERAС Петровичем мы познакомились более 30 лет назад, когда я пришла работать в редакцию газеты «Ленинская смена».  Впрочем, тогда он был еще не Петровичем, а молодым журналистом Валерием Огневым, работал в секретариате…
Парень был веселый, громкий, к корреспондентам относился внимательно, а  на все праздники писал шутливые стихотворные послания, стихи, адресованные мне лично, я до сих пор храню.
Я знала, что Валера пишет стихи, но особо не вникала – что за стихи, о чем, газетная жизнь, как известно,  огромная  засасывающая круговерть – материалы надо сдавать  буквально в каждый номер, бесконечные командировки…
Потом судьба на многие годы  нас развела, а потом снова свела  в газете «Труд-Казахстан», и вот теперь в «Просторе». Валерий Петрович   – ответственный секретарь,  я – веб-редактор журнала.
И вот сейчас, накануне своего 60-летия, Валерий Петрович прислал мне свои стихи – для того, чтобы я их расположила на сайте. Огромное количество стихов. Я их внимательно прочитала и была просто потрясена – столько времени  общалась с Поэтом и совершенно об этом не подозревала. Вернее знала, конечно, что мой друг пишет стихи и что даже выпустил книжку, но что такие…
Творчество Огнева, без сомнения, заслуживает серьезного исследования, ну а я расскажу о тех стихотворениях, которые мне показались интересными, заставили задуматься…
Прежде всего, Поэт ощущает себя человеком  Мира, если так выразиться, чувствует свою сопричастность со всем народом на земле:
Я – родом русский и казах,
Я – осетин, грузин, чеченец,
Из молдаван в седьмом колене.
Я – всех, если смотреть назад!
И в самом деле, в каждом из нас столько кровей намешено, что порою трудно разобраться, кто есть кто… Главное,  ты – человек, и человеком надо оставаться при всех жизненных обстоятельствах.
…Я жизнь прожил и был далек
К корысти рваться неоглядно,
И не носил я кошелек –
На жизнь хватало, да и ладно…
Мне нравятся военные стихи Валерия. Они искренни, проникновенны, жизненны, хотя  автор их родился в послевоенные годы.
Некоторые стихи Поэт посвящает своему отцу, и создается ощущение, что он обладает генетической памятью: все, что случилось на войне с отцом, кажется, случилось с  ним… События войны перешли к нему от отца в кровь, он пишет так, как будто сам участвовал в боях Великой Отечественной. Он ощущает родство души со всеми солдатами Великой войны, одно из стихотворений так и названо: «Военные сны».
…Мой лоб в прицеле виден ясно
У снайпера с той стороны,
И мне кричат вдруг в этом сне:
— Эй, Петька, быстро к старшине!
…Так случай выручил отца
И спас от смертного конца.
…Зачем мне снятся эти сны?
Ведь я совсем не знал войны!
Удивительно документальное стихотворение «Баллада о костылях», когда солдат, возвращающийся с фронта, отдал костыли матросу, который случайно уронил свои с моста. Понял: сам доберется как-нибудь, а матросику без них будет совсем плохо.
Знаю я, что мой отец
Был уж очень хром,
Но стал чудом, наконец,
Сам ходить пешком.
Но вернемся к сегодняшней жизни. Во всех стихах Огнева  идет ее напряженное осмысление, а жизнь наша требует осмысления еще как.
Всегда сулили для потехи
Награды, титулы, успехи,
Карьеру, деньги и почет,
А было все наоборот.
Взамен обещанных щедрот!
Всегда нам путь определяли
Двойные правила морали.
Увы, сегодня многие из нас энергично приспосабливаются к эталонам западной жизни. Главное деньги!  Кричат по телевизору и  с  рекламных щитов. Будь богат, гламурен  и удачлив – приобретай фирменные вещи и ты будешь счастлив, — взывают успешные люди со страниц глянцевых журналов.
А в стихах совсем уж неожиданное, и кажется, из давнего прошлого:
О, усредненный человек
Мещанского благополучья.
Ствол без ветвей, где только сучья
Что не дадут уже побег…
Абсолютно не тусовочный человек, Валерий Петрович в сегодняшней сумасшедшей  долларовой гонке сам дал себе право оставаться самим собой.
Он не печатает кругом свои стихи, не заявляет громко о себе, не просит маститых критиков написать о нем хвалебные оды в газетах и журналах. Он просто потихоньку ведет  свою поэтическую летопись эпохи.
Ему гораздо интереснее постигать жизнь, в которой он живет, открывать тайны бытия. А это лучше всего делать в дороге. Я уже давно замечала, во время путешествий, когда время сливается с пространством,  тянет на философские размышления:
Я вгляжусь в окно упрямо –
В отраженье на стекле,
В чьи-то лица, в чью-то память,
В чьи-то жизни на земле…
Чем больше читаешь стихи Огнева, тем больше ощущаешь особый мир, в котором живет поэт. В этом мире  преобладают яркие акварельные краски. Это искры от костра, летящие столбы за окном электрички, старый друг воробей, гроздья рябины в ладони, сирень в ноябре  и, конечно же, «слова, с любовью повенчанные»…
Некоторые стихи, очень ритмичные, хочется выучить наизусть и повторять как заклинание.
…Как бы в жизни худо не было, надо радоваться жизни…
…И будет сирень в ноябре, все будет, как я захочу!
Вот так спустя 30 лет я открыла необыкновенный поэтический мир  своего друга и коллеги. И подумала, что порою мы бываем так невнимательны к людям, которые нас окружают. Мы заняты собой и даже не делаем попытки достучаться до другого… Нет, я понятно не уверяю, что Петрович – чистый ангел во плоти.…  И обидеть может, и накричать зря, что впрочем, признает в стихах, и общечеловеческим порокам был в жизни подвержен, но он Поэт – и этим все сказано…
И еще о чем нельзя не упомянуть… Некоторое время у Валерия появилась одна идея фикс, непроходящая любовь – Афанасий Фет.  Он считает этого поэта недооцененным в мировой, да и русской  литературе и видит свою миссию в том,  чтобы эту справедливость восстановить. И он уже несколько лет пишет главную книгу своей жизни. Первые ее главы были опубликованы в «Вечерке», в газете «Труд-Казахстан», готовятся к  публикации в журнале «Простор».
Эта страсть Петровича без сомнения заслуживает уважения. На моих глазах он перерыл тонну литературы IX века, стал большим специалистом по Фету и его окружению. С закрытыми глазами может назвать любую дату из жизни поэта. Я не верю в мистику, индийские религиозные учения, но иногда мне кажется, что в предыдущей жизни Валерий находился где-то там, рядом с Фетом-Шеншиным, был одним из его друзей, и вот оттуда его желание расставить все точки над i, восстановить справедливость по отношению к давно ушедшему поэту. Он даже некоторое время назад ушел с работы, чтобы заняться исключительно книгой… Эх, ему бы еще мецената, который поддержал бы его…
Ну а пока я поздравляю своего друга Петровича с юбилеем – 60-летием, желаю ему еще много-много хороших стихов, и, конечно, удачи в его исследовании жизни и поэзии Афанасия Фета.
Людмила Мананникова.