Поделиться

Главное меню

Нас считают

Яндекс.Метрика

Вера СИДОРОВА: «Моя «мохнатая лапа» — это труд, комсомол и советская власть»

СидороваВладимир КРИКУН

29 октября бывший СССР торжественно отметил 90-летний юбилей со дня основания Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодежи. Костанай чествовал своих героев. Вера СИДОРОВА работала в совхозах и райкомах Костанайской области, удостоилась звания Герой Социалистического Труда, была депутатом Верховного совета КазССР, ЦК КПК, первой в Казахстане женщиной, занимавшей, как сейчас говорят, пост заместителя акима области. Награждена двумя орденами Ленина и тремя орденами Трудового Красного Знамени. Достичь всего этого в те годы было очень сложно. Человеку из раскулаченной семьи — сложнее во много раз.
«Бабушка верила в Бога, но нам наказывала верить в советскую власть»
— Вера Васильевна, отношения вашей семьи с советской властью были непростыми и даже трагичными. Расскажите о своих родных. — Семья была из раскулаченных. Деда сослали. Куда, зачем, за что? Я долго не знала, пока, повзрослев, не написала письмо в соответствующие органы. Оказывается, за то, что у него был дом, крытый красным железом, две или три коровы (так и было написано: 2-3), была лошадь, земля и один работник. С ним поступили, как с кулаком: дом снесли, семью раскулачили, а его забрали. Отец говорит — на Соловки. Сколько потом не писала, ответ один: сведений нет. И отца сразу же после этого отправили на Дальний восток, в шахты. Он там работал с японцами, босиком, в колодках. Но остался в живых, и перед войной, отбыв срок, в конце 1937 года он приехал. Работал с матерью на железной дороге. Нас, детей, воспитывала бабушка, и она нам говорила: не пререкаться ни с кем, не скандалить, не хулиганить. Она молилась дома, и говорила нам: «Я молюсь, а вы смотрите. Чтобы слушались». Это воспитание оставило во мне большой след: чтить советскую власть, большевиков.
— Это бабушка, которая не отреклась от своей веры?
— Да. Говорила: «Я молюсь, а вы выбирайте свой путь. Советская власть твердо стоит на ногах, нас не переделать, но к прошлому возврата нет. Мы хотим хорошего будущего своим внукам». Это говорила моя необразованная бабушка. Она привила громадное уважение к власти.
— Сложно жилось ребенку из такой семьи?
— В 1941 году мне исполнилось 7 лет. Мы с бабушкой пешком шли в другую деревню, 25 км, чтобы оформиться в школу. Хотели в железнодорожную. Там были теплые печки и раз в день давали кусочек хлеба! Такой тоненький, как кружевной, и смазанный сверху сладкой водичкой. Слава об этом разнеслась по району, и чтобы хоть как-то ребенка спасти, меня оформили туда. Потом началась война, нашу школу разбомбили, и мы 3 года не учились. И только в 10 лет, в 1943 году, когда немцев погнали со Сталинграда, я снова пошла в первый класс.
— Вы жили в Воронежской области. Вокруг враги. Как выживали?
— Наш район немцы обошли вокруг. Но все равно, так и жили — постоянно метались из одного села в другое. У нас стояли румыны, они были менее жестокими. Но война свой след оставила. Уже будучи на целине руководителем района, если ночью услышу гул самолета, все — заснуть не могу.
«Я считала себя недостойной комсомола»
— Несмотря на биографию родственников, сначала была пионерия, а затем — ВЛКСМ?
— Была пионерия, да еще какая! Мы носили отутюженный галстук. Чтобы он смотрелся таким великолепным предметом украшения и символом причастия к пионерской организации… А в комсомол я вступила поздно, только в 9 классе. В 6 классе написали с подругой одному хулигану письмо, якобы от имени начальника милиции. Все выяснилось, и нам поставили «4» за поведение в четверти. Тогда это было немыслимо: у девочек за поведение не «пять», а «четыре»! Потом 2 года я не вступала в комсомол.
— То есть не давали вступить?
— Нет! Я думала, что недостойна из-за того случая. Вот так я чтила комсомол. Когда принимали, никто и не вспомнил о той истории.
«Ехать на целину заставили, а быть секретарем райкома я наотрез отказывалась»
— А кем вы хотели стать?
— После школы я хотела поступить в несколько вузов. В итоге стала агрономом. На распределении нас как членов комитета комсомола пригласили и декан сказал — пока заявления не напишете на целину, я вас не выпущу. Заставили.
— А сами вы не хотели?
— Я и представления не имела, что это. Но написала заявление, сагитировала еще семерых ехать в Казахстан. Мы приехали в Кустанайскую область. Это было 4 мая 1958 года. Всех нас отправили в Карасу.
— И там — бурный старт на комсомольской работе?
— Я пришла агрономом, организовала стрелковую секцию, где была тренером, первые места занимали на соревнованиях. Потом купила 2 пары лыж, сетку настольного тенниса. В общем, скоро на мне «висело» 12 различных нагрузок — от стенгазеты до художественной самодеятельности. Потом за мной приехал инструктор райкома партии, посадили в машину и увезли. Тут же приняли кандидатом в члены КПСС и избрали первым секретарем райкома комсомола.
— Для вас это было неожиданностью?
— Я отпиралась, сказала, что ничего не знаю об организаторской работе в комсомоле. Меня успокоили: сделай то, что сделала в совхозе, больше ничего от тебя не надо.
— И как, работа пошла? Или все оказалось сложнее, чем в совхозе?
— Пришлось браться за порядок в райцентре, много приезжих было. Хулиганов много. Ножом, ружьем меня пугали, райком поджигали. Даже драться приходилось. Пришла в клуб — там курят, девочек оскорбляют. Я сделала замечание, а мне — в ухо. Что делать? Ребром ладони снизу в челюсть. Губы ему разбила.
— Как с хулиганьем справлялись? Про ваш «хулиганский отряд» легенды ходят…
— Собрала всех у себя, самому отважному дала власть и назвала все это «комсомольско-молодежная дружина». Через пару месяцев из райкома партии звонят — что случилось, почему так спокойно? Я рассказала. Мне указали, что такие методы наведения порядка вообще-то не приветствуются.
«Считалось — не комсомолец может подвести»
— Потом вы перешли на работу в областной комитет? Значит, опыт удался?
— Чтобы перейти туда, сначала нужно было снять с меня 7 выговоров. За что? За пожар, за выбывших и не снятых с комсомольского учета, за неуплату взносов всеми комсомольцами района, плохую организацию соцсоревнования… Потом разобрались, конечно.
— Ведь не все в ВЛКСМ вступали. Вы к таким как относились?
— Мы анализ не вели. Некогда было. Мы торопились жить, сделать жизнь лучше там, где работали. Не вступил человек в ВЛКСМ, и ладно… К таким относились нормально. Только знали, что он — не патриот, и может где-то подвести.
— Потом были разные должности, вас выбирали секретарем обкома комсомола. А золотую медаль «Серп и Молот» Героя Социалистического Труда как получили?
— Я работала в  Кустанайском райкоме партии, 1976 год. Огромный хлеб. Приехал Димаш Ахметович Кунаев. Объехали с ним все поля, Кунаев сказал: «Сдайте 25 млн пудов, и если хоть одна Золотая Звезда будет на республику, она будет вашей». Я ответила — спасибо, но вместо Звезды постройте Дом культуры в Затобольске. Он сказал — сдадите 25 миллионов, будет и ДК, и Звезда. А мы сдали 39.4 млн пудов хлеба.
«Комсомол — моя молитва»
— Как в Казахстане, так и в России партии делают ставку на молодых. Это шаг к воссозданию комсомольской организации? Им есть во что верить?
—  Думаю, это прототип ВЛКСМ. В моем представлении комсомол, власть, Родина — это святое. Если у этих «комсомольцев» есть такое почтение к этой организации, то дела будут. А если просто быть членом организации, гордиться и выступать в СМИ — так не пойдет. В 1979 году в США меня спросили — вы прошли три созыва Верховного совета, ЦК Компартии Казахстана, два ордена Ленина, три ордена Трудового Красного Знамени, Золотая Звезда. Кто вас двигает? У вас есть «мохнатая рука»? Я ответила — да, есть. Это Его величество труд, комсомол, советская власть и Коммунистическая партия! В ответ — гром аплодисментов. Я горжусь, что работала в ВЛКСМ и КПСС! Комсомол — это моя судьба. Это вся моя биография. Как для моей бабушки была молитва, так для меня — комсомол. Чту, и буду чтить!
Досье НГ
Сидорова Вера Васильевна. Родилась в 1934 году в Воронежской области.
Агроном. Работала в совхозе «Джамбульский» Карасуского района Костанайской области, инструктором, первым секретарем Карасуского райкома ЛКСМК, первым секретарем Костанайского обкома ЛКСМК, вторым секретарем Тобольского райкома КПК, первым секретарем Тарановского, Кустанайского райкомов КПК, вторым секретарем Уральского обкома КПК.
С 1987 по 1990 гг. — заместитель Председателя Президиума Верховного Совета КазССР. С 1990 года — на пенсии, активист Алматинского городского совета ветеранов. Награждена орденами, медалями.
Фото Николая СОЛОВЬЕВА
http://www.ng.kz/modules/newspaper/article.php?numberid=104&storyid=6632