Поделиться

Главное меню

Нас считают

Яндекс.Метрика

Комсомольцы — беспокойные сердца

Надежда Горобец, директор Государственного академического русского театра для детей и юношества им. Н. Сац, заслуженный деятель культуры Казахстана

– Надежда Григорьевна, вспомните, как начиналась ваша комсомольская жизнь.

– Это было в Караганде. Когда я уз- нала, что меня принимают в комсомол, то очень обрадовалась. Я была активной пионеркой, всегда участвовала в общественной жизни школы. Я даже не мыслила себе, что вдруг окажусь вне комсомола. Начала читать историю комсомола, из- учала ордена, которые получил комсомол, боялась что-то перепутать, очень волнова- лась… Но принимали меня, надо сказать, доброжелательно. Вообще люди, которые тогда руководили нашей районной ком- сомольской организацией, очень хорошо относились к тем, кто вступал в комсомол. Хотя для нас они были почти небожители.

– Итак, вы вступили в комсомол. Получили какую-то комсомольскую должность?

– Да, через некоторое время меня избрали в состав комитета комсомола школы, а в девятом классе – секретарем школьной комсомольской организации. Я радовалась, что ребята нас поддерживали. Мы проводили много разных интересных акций, связанных с октябрятской, пио- нерской работой.

– Например…

– Например, мы создали свой комсомольский кукольный театр. Сами писали сценарии, шили куклы, ездили по детским садикам. Это было очень интересно, нас всегда с удовольствием принимали. И что еще интересно, это была совершенно самостоятельная работа, без помощи взрослых. Ну и, конечно, у нас были постоянные субботни- ки, уборка территории, сбор макулатуры… Мы проводили очень много мероприятий, связанных с обустройством города. В парках высаживали саженцы и очень радовались, когда они со временем становились большими деревьями. Дежурили в парках, чтобы там был порядок. И между прочим, никому из комсомольцев это не было в тягость. Мы понимали – это наш общий город.

Свой дом – своими руками

– В вузе комсомольская жизнь продолжилась?

– Да, конечно. После окончания школы я поступила в Челябинской педагогический институт. Сразу стала комсоргом группы и все годы учебы занималась комсомольской работой. В вузе, конечно, был совсем другой уровень комсомольской организации. На- пример, появилась необходимость строи- тельства нового общежития. Наш институт был эвакуирован в Челябинск во время во- йны и так там и остался. Там было много москвичей-преподавателей. Со всего Союза приезжали студенты, общежитий не хватало. В общем, мы организовали комсомольскую стройку под девизом «Свой дом – своими руками». Это было чрезвычайно интересно, тем более что мы строили очень современный комплекс. Здание имело де- вять этажей. Причем, комнаты были со всеми удобствами. По тем временам – новое слово в строительстве общежитий. Честно говоря, когда нам предложили заниматься этим проектом, мы даже не верили, что все так за- мечательно получится. Потом, когда появил- ся фундамент, когда возвели коробку, стали производить работы на этажах (мы сами планировали, что там будет) – было очень интересно! Тем более что какая-то часть студентов планировала там еще и пожить.

– Как я понимаю, вы помогали строителям?

– Да, конечно, но некоторые студенты наряду с учебой работали на строительстве очень серьезно. Они побывали уже в строи- тельных отрядах и трудились на отделочных работах, готовили растворы… А мы, девчон- ки, приходили на строительство в свободное от учебы время. У нас был специальный

график.

– И какую вы получили там строительную специальность?

– Уборщик мусора. Понят- но, что это самая важная специальность в строительстве. (Улыбается.) Нам, девушкам, в основном доверяли такую работу. Но мы работали весело. Пели песни, после работы делились впечатлениями, строили планы на будущее. Даже когда половина общежития была готова, мы мечтали, в какой комнате кто будет жить, чем будем заниматься. Пом- ню, в общежитии предполагался актовый зал для проведения мероприятий, интерес- ных встреч. Барды, между прочим, очень любили Челябинск, Уральские горы, часто к нам приезжали, и особенно они любили студенческие коллективы. Поэтому нам было жизненно необходимо иметь пространство, где можно было бы встречаться с такими интересными людьми. Тогда мы все увлека- лись авторскими песнями, например, и даже не задумывались над тем, что комсомол – это политическая организация. Для нас это была просто жизнь. Мы жили в этой среде, с ней связывали свои планы. И никогда не дума- ли о том, что нас заставляют что-то делать! Помню, в школе, когда какого-то ученика за провинности исключали из комсомола, это была трагедия, причем не только для данного ученика, но и для всей организации. Мы переживали: как это – лишиться возможности быть частью общего дела? Это был позор! И в том же проекте «Свой дом – своими руками» мы прикладывали все силы, чтобы увидеть свои результаты. И мы увидели свои результаты, правда, потом, после окончания института. Очень любили приходить в актовый зал этого общежития, встре- чаться с ребятами… Да, еще. Когда у нас были какие-то конференции, семинары, на них стремились попасть даже не комсомольцы, потому что это было очень интересно. Иногда целое театрализованное действо с красными косынками и бескозырками. Мы делились на большевиков, эсеров и т.д. Писали воззвания, манифесты, боро- лись за сторонников.

– Вы все это время были комсоргом группы?

– Нет, позднее – секретарем комсомольской организации факультета. Ну а после окончания института я уехала домой, в Караганду.

Помогаем рационализаторам

– Но комсомольский задор остался?

– Да, когда я стала работать в Областном центре научно-технической информации и пропаганды, меня выбрали секретарем пер- вичной комсомольской организации. Мы относились к Госплану. Там было интересно работать, и еще там была активная комсо- мольская жизнь. Мы проводили интересные семинары, устраивали конференции по пропаганде научно-технических достижений, работали с молодыми рационализаторами. Тогда молодые специалисты, окончившие технические вузы, горели желанием изо- брести что-то новое, предложить интересное техническое решение, поэтому наша комсомольская организация проводила большую работу по поддержке молодых рационализаторов. Филиалы ВОИР – Всесоюзной организации изобретателей и рационализаторов – тогда были в каждом городе, в каждой области, и в Карагандинской области они были очень интересные. Темиртауский Кар- меткомбинат, Центральная обогатительная фабрика, завод резино-технических изделий, знаменитая кондитерская фабрика Караганды, объединение «Каргормаш», которое готовило технику для горно-обогатитель- ных предприятий не только для Союза, но и зарубежья… Мы тесно работали со всеми комсомольскими организациями этих предприятий. По сути дела, у нас было такое единое техническое объединение, которое работало на то, чтобы ускорить механизацию и автоматизацию. Это было очень интересно, правда, было и очень много спорных момен- тов: нужно это или не нужно?

Вот такой пример. Когда автоматизировали шарико-подшипниковый завод Москвы,  выяснилось, что 40 человек остались там без работы. Возник вопрос: зачем мы это де- лаем? Молодежь искала выходы, но в результате выяснилось, что мы работаем все-таки в правильном направлении, и каждый почувствовал свою ответственность.

К сожалению, сегодня мы этого не наблю- даем. Сделал, доложил, а там – хоть трава не расти. Тогда же каждый из нас чувствовал себя причастным к таким глобальным вопро- сам, как, например, техническое перевоору- жение страны. Мне повезло, что я работала на таком участке, где все это практически внедрялось, предлагалось впервые. У людей, в том числе и молодых, были самые неверо- ятные идеи, которые потом воплощались в жизнь. Я очень рада, что в то время познако- милась с людьми, которые умели добиваться своей цели. Что важно в рационализаторах? Чтобы они знали, чего хотят. И комсомол был для них большой поддержкой. Молодежь, понятно, всегда за новое. Мы тесно работали с райкомами, обкомом комсомола.

Передвижной театр для детей

– Вы рано вступили в партию…

– Да, когда я работала в Центре научно- технической информации, я вступила в партию и этим гордилась. Меня через не- которое время пригласили в райком партии, и там я   курировала работу с  комсомолом.

Комсомол занимался многи- ми вопросами, которые мне были очень близки. Тогда же я вплотную занялась работой с творческими ор- ганизациями. Секретарем Карагандинской областной комсомольской организации был у нас Нурлан Нигматуллин, который сегодня является спикером парламента. В нашем Ленинском районе находилось сразу три театра: Театр музыкальной комедии, Театр им. Станиславского и Театр им. Сейфул- лина. Было 9 научно-исследовательских института союзного значения, которые опять же занимались научно-техническими разработками для предприятий всего Союза, два ведущих вуза: медицинский и политехнический институты. Я уже не говорю о предприятиях: кондитерская фабрика, машиностроитель- ный завод, авиационный отряд и многие другие. В выходные каждый район у нас дежурил в парке культуры и отдыха. Мы там занимались организацией всевозможных мероприятий на площадках. Помню, как поддержали интересную идею – создание передвижного театра для детей. В театре музыкальной комедии был такой артист – Владимир Степанович Боженко. Так вот, он выступил с очень интересной инициативой: при нашей поддержке сделал радиоуправ- ляемые декорации – тогда это было почти на грани фантастики. И именно комсомольская организация Карагандинской области на сто процентов его поддержала, потому что это было очень интересно. Проявили к этому жи- вейший интерес Нурлан Нигматуллин, се- кретарь по идеологии обкома партии Куныш Султанов. Потом, когда я уже работала в Алматы, в Министерстве культуры, и Театр музыкальной комедии приехал сюда на гастроли, Владимир Степанович зашел ко мне в кабинет и рассказал, что его театр до сих пор существует. И поблагодарил за то, что мы тогда дали возможность реализовать его идею. Мне было очень приятно.

Родом из СССР

– Как я понимаю, ТЮЗ – ваша старая любовь?

– Да. Когда я приехала в Алма-Ату, то сразу пошла в ТЮЗ как зритель, и так получилась, что потом здесь и осталась, уже в роли директора. Но тогда это был еще 1990 год. Я увидела, что театр, не- смотря на перемены в стране, не поменялся. Не поменялось его от- ношение к жизни. Как был у него пионерско-комсомольский задор, так он и остался. И было неважно, какие перемены произошли у нас в политических, экономических структурах… Не случайно уже в мою бытность директором театра мы поставили спектакль «Тимур и его команда». Я очень рада, что сейчас мы работаем с Российским консульством в плане исторической памяти, например, консульство проводит цикл вечеров «Я родом из СССР». Мы не должны ничего забывать. Как говорила наша любимая Наталия Сац, в того, кто в прошлое выстрелит из пистолета, будущее выстрелит из пушки. И желание консульства идти в этом направлении совпадает с нашим желанием.

Мы, например, представили зрителям спектакль, посвященный 70-летию ТЮЗа, «Поздравляю тебя с премьерой», который поставил наш режиссер Владимир Викторович Крылов. В нем были показаны отрывки из лучших спектаклей театра, в том числе на комсомольскую тему. Мы не ожидали, что эти спектакли тепло вспомнят самые разные люди. Спектакль был очень хорошо принят. Даже образ Ленина вызвал аплодисменты. Мы не можем жить вне общества и заниматься только своими проблемами. Наш театр всегда откликался на самые злободневные темы дня, и тем не менее, никогда излишне не был политизирован. Он рассматривал человека в социальной эпохе и всегда на первом месте был человек. В ТЮЗе шло очень много спектаклей на комсомольскую тему: «Молодая гвардия», «Девятая симфония» («Как закалялась сталь»), «Я хочу домой», «Юность отцов», «А зори здесь тихие…» … Все просто невозможно перечислить…

Помню, как два тюзовских спектакля – «Аттестат зрелости» и «Они и мы» буквально перевернули всю школьную комсомольскую жизнь в Алма-Ате. Галина Юрьевна Рутковская вспоминала, что перед тем как поставить спектакль «Они и мы», например, актеры сидели на уроках в школах как представители райкома комсомола, фойе было оформлено как школа, школьные классы… Я тогда училась в школе, и помню, какие диспуты мы устраивали, посмотрев спектакль. Тогда же мы зачитывались «комсомольской» книгой «Кто, если не ты?» Юрия Герта. В новом спектакле, посвященном столетию ВЛКСМ, который у нас готовится, мы покажем зрителям несколько эпизодов из этой книги.

– Я тоже любила эту книгу. Сначала я ее взяла в школьной библи- отеке. Фонд качественной литературы в ней был богатейший. Уже позднее эту книгу я увидела в магазине «Букинист». Конечно, сразу же ее купила и пришла домой радостная и довольная. С сестрой мы даже поспорили, кто будет первой ее читать. До сих пор некоторые строки из нее цитирую: «Кто, если не ты, и когда, если не теперь». Эта книга – о нашей гражданской позиции, о той самой социальной ответственности, о которой мы сегодня так любим говорить, даже не вкладывая в это особый, глобальный смысл.

– В тюзовском спектакле «Они и мы» зал голосовал, исклю- чить ли одного из героев спектакля из комсомола…

– Когда я училась в Челябинске, в театре там тоже была Камерная сцена, и актеры на ней проживали жизнь вместе с нами, зрителями. Поощрялись открытые концы. Ведь когда у пьесы открытый конец, потом обязательно будет диспут. Какие у нас баталии шли! Почему герой занял именно такую позицию? Как он мог поступить и как по- ступил? Почему его не поддержали друзья? И так далее.

Когда трубят горны

– Уже в акимате города Алматы вы курировали науку, образование и культуру.

– Помню, мы объезжали бывшие пионерские лагеря – это уже был конец 90 годов. Комсомольцы, мы знаем, в свое время великолепно работали в пионерских лагерях. Я тоже была вожатой. И в Челябин- ске, и в Караганде. Это было очень интересно, потому что прежде чем попасть в вожатые, мы проходили, как это сейчас модно говорить, тренинги, тогда это называлось просто семинар. Там мы проживали жизнь, которую должны были прожить ребята, которые приезжали в пионерский лагерь. Мы пели те же песни, проводили те же меропри- ятия. Я, например, очень любила игру «Зарница». Меня тогда очень порадовал лагерь «Юный домостроитель» в Алмарасане. Мы увидели горны, барабаны, увидели, что дети продолжают жить той жизнью, которая была в прежнем пионерском лагере. А ведь мальчишкам и девчонкам очень нравится вставать, когда трубят горны, идти под барабанную дробь, придумывать речевки. Чтобы попасть в этот ла- герь, надо было выстоять огромную очередь. Такой же интересный был у нас лагерь министерства обороны «Орленок». Замечательный лагерь «Связист». Я считаю, что это мини-«Орленок».Там у детей полноценный досуг, расписанный до минуты. Ребята оттуда выходят другими. Они понимают, как можно коллективно чего-то добиваться. Как выстраивать свое общение друг с другом и жизнь в целом. На- целены на что-то. А потом мы посетили один частный лагерь. Лагерь великолепный. Ипподром, изостудия, корпуса с горячей и холодной водой… Но мы увидели там маленьких ребятишек, которые ходили с флакончиками лака и красили друг другу ногти. Не выпускали из рук сотки. Со скучающим видом прогуливались по аллеям, как утомлен- ные жизнью леди и джентльмены… Ну пообщались друг с другом, обсудили новости из Интернета, а дальше что? И вот тогда возникало чувство какой-то невосполнимой утраты. Мне было очень жаль этих детей. Ведь они лишились детства, а по сути – ощущения жизни…

– Надежда Григорьевна, нужна ли сегодня, на ваш взгляд, молодежная организация, похожая на комсомол?

– В комсомоле мы четко понимали: мы реализуем идеи, делаем дела, которые в будущем пригодятся всем. Мы четко знали, что будет дальше. Сейчас, получается, каждый сам по себе. Молодому человеку говорят: ты должен себя реализовать, стать успешным. А успешным – в чем? Некоторым сразу хочется аплодисментов, цветов, признания. Это сегодня – бич нашей творческой профессии. Многие ребята поступают в театральные вузы именно для того, чтобы сразу стать знаменитыми, получать миллионы, жить богемной жизнью. Они не всегда понимают, что за всем этим стоит огромный труд, эмоци- ональное напряжение. Да, именно сегодня нам не хватает какой-то организации типа комсомольской. Она должна подсказывать моло- дежи такие направления, которые привели бы юношей и девушек к положительному результату. Сейчас же, увы, молодежь стоит, как  в русской народной сказке, на перепутье: направо пойдешь, налево пойдешь… И везде какие-то подводные камни… Комсомол всегда нас вел вперед, безошибочно определял нашу полезность для общей жизни, для общественной, государственной.

Вот поэтому ностальгия нас и не покидает. Потому что комсо- мол – не только наша юность, потому что мы, действительно, жили такой наполненной жизнью, какой у нашей молодежи сегодня, к со- жалению, нет. Почему сейчас бывшие комсомольцы с удовольствием вспоминают свою комсомольскую жизнь, с удовольствием встречаются? Потому что это была не просто организация, это была жизнь. Мы дополняли друг друга, мы многое друг другу давали.

– Вспомните какую-нибудь строчку, посвященную комсомолу.

– Комсомольцы, беспокойные сердца

Комсомольцы – все доводят до конца.

Друзья, вперед, нас жизнь зовет…