Поделиться

Главное меню

Нас считают

Яндекс.Метрика

Не девичье дело  война…


Раиса Котова, ветеран войны (1923–2011 годы)

– Ой, девочки, я уже себя и не представляю на гражданке – в платье, в туфлях на высоких каблуках, так к гимнастерке привыкла!

Мы, три подружки, две Оли – Тушканова и Боякова – и я в свободный часок, выдавшийся в перерыве от дежурства на вышке, тактических занятий, строевой подготовки, устроившись на пригорке, почти как чехов- ские три сестры, мечтаем о будущем. Какое оно будет, когда окончится война? Светлое, конечно! И люди будут добрые, умные, об- разованные…
Когда война закончится, мы обязательно пойдем учиться! Оля Тушканова – на врача, я – на учительницу или юриста, Оля Боя- кова – она задачки хорошо решает – будет экономистом.

Кажется, совсем недавно был   тот вечер – воздушный, праздничный, выпускной. Тогда казалось, что все в жизни впереди, все только начинается… Мои одноклассники собирались идти в инженеры и летчики, во врачи и учителя… Вот они, на фотографии, родные лица моих одноклассников из школы № 6 им. Мичурина г. Семипалатинска – выпускников 1941-го, рождения 1923 года. Светлые мальчики и девочки, которые, не успев понять жизнь, ушли на фронт.

Я, хотя никогда не имела тяги к медицине, пошла на курсы медсестер – так скорее попа- ду на фронт. Так же поступало большинство бывших школьниц. Вместе с подругами мы обивали пороги военкоматов. И вот, наконец, в апреле 1942 года по призыву девушек- комсомолок я добровольно вступила в ряды Красной Армии.

…Эшелон, в который мы попали, нас – еще не военных, но уже не гражданских, увозил в далекую Туркмению. Там форми- ровалась наша рота. Нас было более 260 девушек – из Алма-Аты, Чимкента, Семипалатинска.

– Долго – из-за маленького роста, – вспо- минал наш начальник штаба Н. С. Коротков,

– отказывали в военкомате Нине Колтуненко и Наде Вадовской. Только по настоятельной просьбе горкома комсомола они были на- правлены в часть. И надо было видеть, с какими сияющими лицами девушки стояли в строю роты. Хоть и обувь у них была не по размеру, и одежда не по росту… Помню, как-то шел пятый взвод в жаркий июльский полдень с тактических занятий из джидовой рощи. Едва плелись замыкающими Нина, Надя да ротный парикмахер Вера Чернец. Я предложил девушкам сесть в повозку хоз- взвода, что двигалась следом, и перемотать портянки. Но они в ответ: «Значит, если мы ростом ниже других, нас надо жалеть? Нет! Выдержим! На фронте может быть хуже!»

Встреча ветеранов после войны

– Вы будете служить в 34-й отдельной роте воздушного наблю- дения, оповещения и связи (ВНОС) Среднеазиатской зоны ПВО, – сказал нам командир  Г.   Н. Быков.

– Цель – наблюдение за небом. Запомните крепко: связисты – глаза и уши зенитчиков…

Как-то так повелось, что я стала в нашей роте запевалой. До сих пор словно слышу голос командира: «Котова, за- певай!» – и становлюсь моложе лет на… 70.

И пошла служба. Рота передвигалась за боевыми частями Крас- ной Армии. И везде, как пароль: «Небо должно быть чистым!» А это значит круглосуточное дежурство на постах – через весь город с винтовкой, четкое знание самолетов – надо было безошибочно определять вражеские самолеты по фюзеляжу, хвостовому опере- нью, по шуму мотора, в считанные секунды передавать донесения работникам ПВО – зенитной артиллерии.

Юные, стройные, нежные девушки учились рыть окопы, строить землянки, ползать по-пластунски, совершать марш-броски, владеть аппаратурой связи. Многие из нас были спортсменками-разрядни- цами, ворошиловскими стрелками, и это придавало общий боевой настрой всему личному составу роты.

…Помню, как мы уезжали из Чарджоу. Поезд наш провожали многие жители города. Может быть, это было еще и потому, что защищать Родину уезжала рота девушек – единственная в Среднеазиатском военном округе.

Встреча ветеранов после войны.

«Прощай, любимый город» – пели мы песню, когда раздался тре- вожный гудок паровоза. Эшелон тронулся. Многие матери бежали вдоль вагонов, и среди них – мама Оли Бояковой, которая уже полу- чила похоронки на двух сыновей. Только и успела она крикнуть: «Оля, отомсти фашистам за братьев!» Оля держалась, пока видела мать. А потом дала волю слезам так, что их хватило до Кагана.

…Поезд медленно тащился на Москву, но в Мичуринске резко повернул на запад. Ночью миновали развалины Воронежа, днем сде- лали остановку в Касторном, и здесь мы впервые увидели страшные следы войны. Всюду нас встречали искореженные вражеские пушки, самоходки, танки, обгоревшие машины.

Потом был Курск – место нашей дислокации. Командный пункт роты разместился под горой в пещере, а расчеты девушек «расквар- тировались» в построенных своими руками землянках. Под ударами советских войск Курская дуга была взломана, фашисты откатывались на запад, но в воздухе они «огрызались» до самой Москвы. И связисткам, не смыкая глаз, приходилось смотреть в небо и «слушать» землю.

Помню комсомольские собрания, проходившие перед началом очередного боевого задания под руководством нашего комсомольского вожака и моей подруги Жени Рыбинцевой. То была школа подлинно- го коммунистического воспитания, формирования юного характера советского человека, как бы сейчас скептически ни говорили об идеологии тех лет.

Наша партийная организация под руководством Елены Зак, комсо- мольская организация под руководством Жени были главной опорой командования части.

…Январь 45-го. Получен приказ, и в одну ночь наша часть срочно переброшена в Крым. После суточной стоянки в Симферополе мы отправляемся дальше.

Это я с мамой в детстве

Только в Ялте стало ясно, что базироваться наша рота будет в сана- тории «Марат». За считанные часы там был оборудован главный пост оперативной связи. 30 постов воздушного наблюдения, оповещения и связи были размещены по всей территории Крыма.

Вечером 3 февраля в сводке Совинформбюро мы услышали первое сообщение о предстоящей 4 февраля Конференции глав правительств трех великих держав – СССР, США, Великобритании – на побережье Черного моря. И только когда на рассвете следующего дня на главный пост зашел заместитель командующего артиллерией ПВО страны генерал-лейтенант А. Г. Лавринович, мы поняли, как ответственна наша задача.

– Небо должно быть чистым, земля спокойной во все дни работы Ялтинской конференции, – подчеркнул генерал. – Вы должны служить надежными «глазами» и чуткими «ушами» всех родов войск противо- воздушной обороны.

О том, как было выполнено это задание, свидетельствует объяв- ленная связистам благодарность Верховного Главнокомандующего. А потом – снова эшелон отсчитывает версты по дорогам войны.

Наши девушки охраняют небо Словакии – от Карпат до Ружомберока и Жилина.

В польском городе Ченстохове нам довелось охранять крупный железнодорожный узел, по которому днем и ночью беспрерывно шли эшелоны с войсками и вооружением на берлинском направлении.

Однажды какой-то из наблюдательных постов передал из Радома донесение о группе вра- жеских самолетов, на- правляющихся курсом на Ченстохово бомбить город. Вражескую цель вели многие посты де- вушек: два «юнкерса»

нашли себе могилы на подступах к городу, два других были сбиты нашими истребите- лями, остальные убрались восвояси. Таких случаев было немало в районе Кракова, в Силезии, Чехословакии.

Подразделения нашей части шли по бое- вым следам войск 18-й армии. В 1945 году мы уже входили в оперативную группу ПВО Юго-Западного фронта, 10-й корпус ПВО, 88-й и 87-й дивизий ПВО. Наши посты связи обеспечивали воздушное наблюдение района Словацкой железнодорожной магистрали от Карпат до Ружомберока. Там, в Ружомберо- ке, в 45-м был крайний огневой рубеж, от- сюда мы передавали последние донесения о действиях вражеской авиации войскам 18-й армии, которые штурмовали мощную обо- рону Жилина и Оломоуца.

В словацком городе Ружомбероке наши связистки разрядили свои автоматы салютом Победы и в первый раз в ответ услышали тишину.

А потом был прекрасный город Краков, но большинству из нас не была нужна никакая Европа, мы всем сердцем рвались домой, на Родину, к родным…

Это я с мамой.

Родина оценила мой скромный вклад в Победу над фашиз- мом, наградив орде- ном Отечественной войны 2-й степени и медалью «За боевые заслуги».

…Так случилось, что мы, связистки 34-й роты, впервые после войны встретились только через 30 лет после войны. И порадовались: в душе прежними остались. И поохали: время-то бежит! И похвалились: вырастили детей, подрастают внуки… По приглашению мэра города Ру- жомберока Карола Валы и его жены Марии побывали в Чехословакии.

В июле 1980 года мы собрались в ял- тинском санатории «Марат» – в том самом, в котором стояли во время войны. Снова, как и 35 лет назад, встали в строй на поверку. Несколько десятков женщин – ветеранов во- йны на несколько минут почувствовали себя юными девчонками роты ВНОС.

К сожалению, время берет свое. Нет уже многих моих фронтовых подру- жек. Непростительно рано ушла из жизни боевой комсорг роты Женя Рыбинцева. До последнего дня мы перезванивались по теле- фону с Надеждой Михайловной Калиниченко. Недавно ушла из жизни моя однополчанка Евге- ния Александровна Маслова, в последние годы переехавшая вместе с семьей из Алматы в Белгород, с Украины пришла горестная весть о кончине парторга Лены Зак. Уже десять лет как умер началь- ник штаба Николай Семенович Коротков, который много лет был душой и организатором всех наших послефронтовых встреч. Где-то в Закарпатье затерялся наш строгий любимый командир Быков…

К счастью, я еще переписываюсь с моими подругами Олями – Оля Тушканова-Воронина теперь москвичка, до сих пор трудится в московской поликлинике, Оля Боякова-Леонтьева живет в Тверской области. Созваниваюсь с алматинкой Анной Кирпиченко…

Сама я после войны училась в высшей партийной школе, работала в райкоме и горкоме партии, преподавала политэкономию и обще- ствоведение в Алматинском техникуме легкой промышленности и бытового обслуживания.

Давно вышла на пенсию, но связи со своим родным учебным за- ведением – ныне Алматинским колледжем сервиса – не теряю. Я очень благодарна руководству колледжа – директору Виталию Ивановичу Сухорукову, завучу Айше Назаровне Ашимовой, председателю про- фкома Жанне Булатовне Ержановой за их постоянную заботу о нас, ветеранах.

Каждый год 9 Мая колледж устраивает торжественный прием в нашу честь. Юные девочки, волнуясь, читают стихи о войне и поют песни, на банкете ветераны колледжа произносят теплые тосты, вспоминают молодость, светлеют душой, а потом долго вспоминают встречу и ждут новой. И среди тостов – обязательно пожелание: всем вместе, в полном составе отметить праздник – 60 лет Великой Победы.

Колдует тропинка лесная

Над шалою талой водой.

Я зависти к юным

Не знаю –

Была в свой черед молодой.

И шла наша молодость

К Маю

По самой Великой войне. 

Я зависти к юным Не знаю –

Пускай позавидуют мне! –

писала мой любимый поэт, фронтовичка Юлия Друнина. Только бы больше войны не было, девочки!

2005 г.

От автора книги. Раиса Николаевна Котова – моя мама. Именно благодаря ей появилась эта книга – она всю жизнь, с тех пор как   я стала журналистом, вырезала из газет и хранила мои заметки. Спасибо, мамочка!