Поделиться

Главное меню

Нас считают

Яндекс.Метрика

История с фотографией  полувековой давности

1964 год. Клавдия слева(чемпионка района 1964 ро лыжному спорту) с подругой Марией

Чевган Виктория, студентка 1 курса КазНУ им.аль-Фараби.

Накануне Дня Победы мы с бабушкой по традиции пересматривали фотографии в старых фотоальбомах. Я так же, как и в детстве, угадываю родственников на черно-белых карточках. Бабушка показывает мне фотографию, на которой она совсем молодая, в белом платочке, в окружении таких же юных девушек в накрахмаленных косынках.

-Тут мы такие молодые. Училище, комсомол, танцы по вечерам, — с улыбкой вспоминает бабушка.

-Комсомол? Расскажи, бабушка, про Комсомол!

-А что рассказывать? Вся наша молодость – это Комсомол.

-Давай с самого начала

1965 год. Чевган Клавдия Петровна с подругой Валентиной

-Я родилась в 1947-м  году. Тяжелое послевоенное время было. Когда я пошла в школу, приняли весь класс в ряды октябрят, выдали значки, галстуки. С этого момента стремление к учебе стало только сильнее, ведь в пионеры примут только тех, кто хорошо учится. Я всегда была отличницей, поэтому на семейном собрании каждый вечер самый большой кусочек сахара за отличную учебу доставался мне. Потом приняли меня в ряды пионеров. Самое главное – не лишиться галстука. Если на собрании с тебя снимут галстук, это такой был позор! Никакому врагу не пожелаешь. Мы стояли всем телом за свое пионерское «звание». Твоя мама пошла в школу на год раньше, поэтому пионерское звание должна была получить на год позже всех своих одноклассников. Но представь, целый год ходить без галстука в классе, как будто она не отличница совсем. Там ее классная руководительница помогла, ездила, просила, чтобы на год раньше дали галстук – дали, вступила.  

А я потом после восьмого класса ушла из школы поступать в училище на швею. Никогда не любила шить, но и в школе оставаться уже не хотелось. С отличными оценками я поступила в училище, тогда и вступила в ряды комсомола.

-Как ты туда вступила? Добровольно? – мне, как человеку, не попавшему во времена СССР совсем все непонятно.

— Конечно добровольно. Мы сами стремились в эти ряды. Понимаешь, так была построена система, что молодежь сама стремилась к такой деятельности. При вступлении была специальная комиссия: они задавали вопросы, мы отвечали.  Потом дали значок и удостоверение. Столько лет прошло, ничего не сохранила. А теперь, под конец жизни, поняла, что все хранить надо, чтобы вот такие юные журналисты (кивает в мою сторону) видели все своими глазами.

— Всех твоих подруг в комсомол приняли?

1966 год. Чевган Клавдия Петровна, работая в ателье Мод, г.Усть-Каменогорск

— Конечно всех. Вопросы-то были совсем не сложные. Я вступала в комсомол во время правления Брежнева. Это и был ответ на все десять вопросов: Брежнев, Брежнев, Брежнев. Сейчас кажется смешным, тогда – абсолютной нормой. Мы жили при этом строе. Вступила, сразу же стала комсоргом группы. Комсомольские собрания, личные поручения – весело тогда было, — тепло произносит бабушка.

Здесь я совсем перестала понимать. Собрания, поручения, какие-то задания.  Могло ли это быть веселым?

-Пойми, мы жили так, — продолжает бабушка, видя моя задумчивое лицо, — нам было действительно весело. Я помню, как мы с подругой Машей не пропускали ни одного собрания комсомола, участвовали в агитации. Мы рисовали стенгазеты, ездили в школы и на предприятия. Стенгазеты, помню, рисовали я и две мои подруги Маши. Мы были незаменимым трио. У меня всегда были идеи,  как разместить статьи на стенгазете, какие-то материалы, Маша Гук красиво рисовала то, что все вместе раскрашивали, а Маша Попова грамотно оформляла заголовки, почерк у нее был замечательный.

Пока я была комсоргом группы, очень часто оставалась после занятий, чтобы провести политинформации с теми, кто только готовится к вступлению в комсомол, изучали с ними Устав. Мы хотели, чтобы те, кому только исполнилось 14, были готовы ответить на любой вопрос комиссии. Бывало такое, что задавались каверзные вопросы. Нам рассказывали, что на одном из собраний был задан вопрос «Что происходит в Афганистане?». Правильный ответ был «Ничего не происходит», но ответом детей от неожиданности послужила тишина, конечно.

Учились все комсомольцы хорошо. Если кто-то получал двойку, то с ним проводились личные беседы или поднимался вопрос успеваемости на собраниях. Естественно, все проходило через меня. Обычно успеваемость после принятых мер снова становилась хорошей.

Клавдия Чевган вместе с внучкой Викторией.

Когда мы познакомились с твоим дедушкой, я была еще пионеркой, а дедушка уже стал комсомольцем. Он был секретарем комсомольской организации нашей деревни Бородино в Восточном Казахстане. Популярным был, устраивал разные мероприятия, ездил по городам с концертами. Душевным был он человеком. Всегда всем помогал. (Дедушка не очень хорошо относился к системе организации социализма в Союзе, но комсомол всегда считал очень хорошим делом, хоть и не любил рассказывать о молодости через призму страны или управления ею). У твоего дедушки много благодарственных писем было за организацию праздников по типу прихода весны, за проведение концертов. Когда твой дедушка был секретарем, все комсомольцы знали передовиков, все новости в мире сельского хозяйства, стремились к мобильности. Очень много зависит от руководителя.

— Время было неоднозначным, но Комсомол – дело хорошее. — продолжает разговор вошедший в комнату отец. – Молодежь не была разрозненной, у всех было стремление к обучению, к службе. Комсомольцы первые шли в армию защищать свою родину, — очень серьезно продолжил отец.

-Твой папа всегда носил значок и клал удостоверение в левый карман рубашки, возле сердца. —  смеется бабушка, — Про армию это ты правду сказал. В Афганистан на войну ты собрался с чувством долга перед страной, настоящий комсомолец.  Тогда и правда молодежь казалась ответственней, имело четкие цели. А сколько радости было, когда этих целей добивалась. Комсомольская ячейка была у каждого предприятия, — вспоминает бабушка. — По комсомольской путевке молодежь могла переезжать. К нам в деревню постоянно приезжала молодежь, и всегда ей помогали устроиться на работу, заселиться в общежитие или домик. Люди были честнее.

Конечно, все это хорошо, когда ты молод и свободен. Но даже тогда времени постоянно не хватало. Пока я училась, домашнее задание выполняла по ночам, потому что весь мой день был занят активистской работой. Курсовые работы тоже писались в последние дни перед сдачей. Но все равно все успевалось, сдавалось на отлично.

Твой дедушка ушел в армию комсомольцем, там вступил в Коммунистическую партию. А как вернулся, мы поженились. Комсомольская деятельность двух активистов сильно влияла на семейную жизнь, поэтому, когда мы переехали в Алма-Ату, дедушка твой остался одним комсомольцем в семье, я окончила педагогический институт и как-то отошла от всего этого в пользу детей и работы.

Клавдия Чевган вместе с внучкой Викторией.

— Для тебя воспоминания о комсомоле только положительные?

-Да, только положительные. Разное происходило в то время, но организация молодежи была хорошей. Все были устроены, сыты, с работой и увлечениями. Что еще нужно?

Я задумалась. Пожала плечами и принялась снова разглядывать фотографии.

А вот и фотография моей бабушки в молодости, только после окончания девятого класса.

Мою бабушку зовут Чевган (Горбунова) Клавдия Петровна. Она окончила училище и стала швеей. Она проработала по профессии несколько месяцев и поняла, что хочет другого.

Она педагог. Работала в детском саду воспитателем, несколько лет была заведующей детским садом, а затем вместе с воспитанниками ушла преподавать в школу. Однажды мой дедушка, Николай Михайлович, сильно заболел, бабушка ушла с работы ухаживать за ним и больше на работу не вернулась. Дедушка скончался четыре года назад, бабушке сейчас 71 год, у нее пятеро внуков и беззаботная старость.