Поделиться

Главное меню

Нас считают

Яндекс.Метрика

МЫ ВЕРИЛИ В СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ

Людмила Мананникова

С Надеждой Филатовой мы знакомы уже более десяти лет. Познакомились, когда я работала в газете «Огни Алатау», а она была заместителем директора Республиканской детской библиотеки Сапаргали Бегалина.  Сейчас Надежда Петровна – учредитель общественного фонда «Балбулак-Родник»…. Человек она – инициативный, творческий…

Как-то при разговоре Надежда Петровна  упомянула, что в молодости несколько лет работала на  БАМе. Меня, понятно, это заинтересовало. И, конечно, я не могла не взять у нее интервью, попросить подробно рассказать о своей бамовской юности.

— Надежда Петровна, расскажите, с чего все начиналось? Как вы попали на БАМ?

— После окончания института я работала в Иркутске, в Доме художественной самодеятельности, была методистом по народным театрам. В то время в Иркутской области, думаю, как и в других областях тоже,  самодеятельные театральные коллективы были очень распространены. У нас была  создана лаборатория, на которую приезжали актеры и режиссеры из ВТО, из Москвы, и я тогда впервые услышала о театре  в бамовском поселке Звездный.

— Интересно… И название какое красивое – Звездный!

— Ребята  приехали к нам в Иркутск  и привезли спектакль «Молодая гвардия». Это была  бригада Бондаря. Кстати, ребята уехали  на БАМ  прямо с  17-го  съезда комсомола. Они были первопроходцами в поселке Звездном. Я с ними подружилась, они мне показались очень интересными. Я узнала, что работают они на просеке, прорубают тайгу. У них был удивительный руководитель Анатолий Байков. К сожалению, его сейчас уже нет в живых — болезнь подкосила. Об Анатолии  была написана книга  «Он вчера не вернулся из боя» — выпущена она была в 1987-м  году, а предисловие к ней  написал Роберт Рождественский. На Всесоюзном литературном конкурсе имени Николая Островского эта книга была удостоена премии как лучшее произведение о молодом современнике.

А потом меня отправили с бригадой по БАМовским поселкам – мы там проводили занятия.

— И вы решили остаться на БАМЕ?

— Да. Я там вела занятие – о том, как надо работать с молодежью – по линии комсомола – и в это время вдруг  в зале погас свет. И некто Людвиг Янковский  говорит мне: «Знаете, чем рассказывать нам, как проводить занятия, лучше приезжайте  и сами все проводите!». Причем таким тоном сказал! Оказалось, его сняли с просеки, из бригады, и назначили заведующим  клубом. И это его страшно тяготило. Мне слова Людвига запали в голову, и когда я вернулась в Иркутск, то написала заявление об уходе  и уехала в Улькан.

— В каком году это было?

— Шел 1978-й  год. Клуба в Улькане тогда практически не было.  Вместо него стоял ангар. Но однажды  к нам приехала очень высокая комиссия,  и мы добились, чтобы нам построили клуб. Потом мы в клубе танцы организовывали, у нас работали разные кружки… Вся эта жизнь производила на меня впечатление молодежного лагеря. В нашем поселке работало много молодежи, у нас была потребность в общении, и клуб всех очень привлекал. Создали свою  агитбригаду. А Людвиг сейчас живет в Санкт-Петербурге – многие обосновались в этом городе.  У нас был секретарь комитета комсомола – Ураков – он туда уехал и потом собрал там всех своих друзей-бамовцев. Нас, старых бамовцев, теперь туда приглашают на праздники. Очень хочется приехать в  Питер и на 100-летие комсомола.

— А какие события на БАМЕ вам особенно запомнились?

— Помню, когда я приехала в Звездный, там  состоялось открытие моста. Сейчас, когда много  говорят о Крымском мосте, я вспоминаю мост в поселке Звездный. Вот это было событие!

— Мост, такой же,  как в Крыму?

— Ну что вы! Гораздо меньше. Просто мост. Зато — какое событие это для нас всех было!  По значимости — не меньше строительства Крымского моста.

— Надежда Петровна, а чем вы занимались в клубе? Ставили спектакли?

— Нет, но у нас была своя  агитбригада. Она называлась «Параллель». Я, кстати,  нашла один из сценариев нашей агитбригады – вот, уже даже буквы стерлись.

— Интересно. А какие темы были у вашей агитбригады? Актуальные?

— Вот этот сценарий называется, например, «Начало большого пути». Мы рассказывали о том, как начинался поселок Улькан.

…С давних пор мне грезились таежные просторы,

Снилось мне открытие неведомых широт.

Вот и расстаемся с тобой, любимый город.

Вдаль меня уносит самолет.

Кстати, Улькан все тогда называли Деревянной пристанью.

А вот сценарий проведения Нового года. «Фрагменты из новогоднего представления клуба СМП- 571.

Посмотри, туман – сметана, значит – ниже сорока, глянь, как просека туманна…

— Вы чувствовали на БАМе, что ваша работа востребована?

-Это не то слово! Хотя я очень уставала, конечно. Мне приходилось вставать каждый день в семь утра, чтобы попасть к начальству. То в клубе что-то случилось, то воды нет, то где-то дырка появилась, чтобы – пока распределяют рабочих по участкам, кого-то попросить поработать  к нам.

Большое внимание уделяли детям. Ведь особо пойти им было некуда. Помню, организовали кафе «Сладкоежка» и  из Братска машинами возили сладости —  детки тогда даже не видели мороженого. Я в то время стала очень популярным человеком в Улькане. Количество мест в нашем кафе было ограничено. Причем мы не просто кормили детей, каждый раз у нас была какая-то определенная тема для них. Наша ведущая, например,  рассказывала, деткам  о правилах хорошего тона. У нас работала  директор кулинарного техникума, которая учила детей, как вести себя за столом. Или говорили об экологии, об окружающей природе, а повара делали блюда, соответствующие беседе. Например, блюдо «лесная шишка»  было сделано из фарша  и красиво оформлено.  Кстати, интересно. Семейные люди у нас приходили обедать  в столовую. Там работали девчонки-хохлушки, которые очень хорошо готовили, и столовая у нас была местом встреч. Все была как-то очень добросовестно и по-честному.

— На БАМ приезжало много актеров?

— Да, конечно. Жаль, что я их всех не фотографировала. Владимир Винокур, Лев Лещенко,  Дин Рид, многие другие … Помню, Дин Рид не захотел в клубе выступать, ему подогнали вагон и он пел, стоя  на вагоне. Помню, у Лещенко должен был быть концерт, а его повезли на рыбалку. Но публика была у нас понимающая – сидела и ждала.

Мы работали искренне. Посмотрите на лица на фотографиях, какие они красивые, открытые!  Помню, как  удивительно у нас проходил День молодежи. Весь поселок выезжал на праздник с детьми, с колясками. У нас была игра, которую придумал  секретарь комитета комсомола Ураков «Дюмба, Юмба…» Бригады между собой соревновались. Соперники привязывались друг к другу веревками, и таким образом нужно было забить мяч в ворота. Как бы футбол, но еще и с веревками. Как мы только головы друг другу тогда не пооторвали! Каждая команда придумывала свой девиз, одевала костюмы… Помню, как Ураков придумал акцию «Сохрани березку». Когда строились дома, ни одну сосенку не погубили. Наш поселок этим отличался от других.

— А какую роль играл комсомол в жизни БАМа?

— Комитет комсомола был центром всей нашей жизни. Относились к нему очень серьезно. В комитета комсомола были представители каждой бригады, на заседаниях комитета комсомола  вопросы там ставились очень серьезные. Вы знаете, какие обязательства тогда брали? Выполнить план на 180-200  процентов! Моя клубная жизнь была очень тесно связана с комсомолом – все мероприятия мы проводили вместе.

—  Что вы думаете о комсомоле уже сейчас? Нужен он?

— Да, конечно, нам  обязательно нужна какая-то молодежная организация. Если не будет нашей идеологии, ее место займет другая.

— А вы занимали  какие-то  комсомольские должности?

— Нет. Но на всех комсомольских заседаниях я присутствовала, потому что третьим вопросом на них, как правило, был вопрос о культурно-массовой работе. Ведь мы и в общежитиях работали, меня все время вызывали в партком – партийная жизнь там тоже кипела.

— Какая песня, на ваш взгляд, больше всего характеризует вашу жизнь там? 

— Наверное, «Мой адрес – не дом и не улица, мой адрес – Советский Союз». И еще: «Опять несет по свету лесовоз в дурман  тайги и белый шум берез…»  Я помню, как прилетела на БАМ в самолете из Иркутска и мне сказали, что меня будут встречать. Я представляла  себе, понятно,  легковую машину, а меня встречали на лесовозе, на котором лес сквозь тайгу возят. Лесовоз был  груженый, ехали по бездорожью… Тогда я поняла, куда со своим  чемоданчиком приехала. .

— На БАМе было холодно, наверное? А как вы переносили мороз?

— Выше сорока градусов – тогда никто  не выходил на работу Выходишь в мороз на улицу, такой звон в ушах: «ззззз». Но я была вынуждена все равно идти в клуб, боялась, как бы у нас отопление не перемерзло. А ребятишки выбегали на улицу, радуясь, что в школу не пошли. Но все эти трудности все равно как-то уходили на второй план. Лето было жарким, зима – холодной, но атмосфера – прекрасная, как я уже сказала, как в хорошем молодежном лагере.

— Говорили, заключенных было много на БАМе.

— Когда я приехала, заключенных вообще у нас не было. Потом их стали присылать на поселение. Я один раз столкнулась с ними. Это было под Новый год. В восемь часов  вечера в наш клуб вдруг вошли человек шесть —  сбежали со своего места жительства. Они помогли мне разгрузить ящики для мероприятия, а потом, после его окончания,  один из заключенных  говорит: «Что-то мне не нравится обстановка сегодня, я, наверное, провожу вас домой». Он что-то  сказал свои собратьям, и они все рассыпались. Я боялась, конечно,  поздним вечером идти с зэком, но все прошло хорошо. Потом он женился на одной нашей девушке. Правда, урон я тогда все-таки понесла: у меня пропала одна бутылка шампанского. Но я их простила. (Смеется).

— Помните, одно время так расшифровывали БАМ – Брежнев  Абманул Молодежь? И еще, когда я была в командировке на БАМе, то услышала: «Тында,Чара, Икабья, голубые дали. Обещали до хрена, ничего не дали…»

— Я так не считаю. У меня на работе, например,  была стопроцентная надбавка. Да все ребята зарабатывали  очень хорошо. Мы все уехали в БАМа с машинами. Могли выбрать любой город кроме Москвы, Санкт-Петербурга, Краснодара и еще одного. Как бамовцам, в этом городе можно  было вступить в жилищный кооператив на льготных условиях. Помню, нам  дали талон на машину – мы на нее отчисляли деньги —  и спросили: в каком городе вы будете ее получать? Мы выбрали Алма-Ату —  это была родина мужа. А поэтому я вообще не понимаю, о каком обмане говорится? Если вспоминать  о снабжении на БАМе… Когда я приехала туда  из Иркутска и в первый раз  пошла в магазин, то очень удивилась. В Иркутске тогда с мясом, с некоторыми другими продуктами было, мягко сказать, плоховато. А в бамовских магазинах было все!  А вещи какие были! Помню, когда привезли детские кирзовые сапоги, женщины стояли в очереди, потому что  до этого у нас все было изысканное,  японское, а по грязи ведь ходить можно было только в кирзухах. Когда пустили первый поезд, все проводники, которых «Брежнев не абманывал»,  бежали в наши магазины  с большими сумками. Но, правда, у нас не было телевизора, может, и поэтому мой клуб пользовался большим успехом. Когда мы на лодках ездили по поселкам,  нас радостно  встречали, почти как пришельцев. Потому что там только по зимнику была дорога или раз в месяц прилетал небольшой самолетик. Ночевали мы в клубе, на сцене…

Я проработала на БАМе  пять лет  и нисколько об этом не жалею. Это были удивительные годы.  А какую нам с мужем свадьбу устроили! Месяц к ней готовились.

Сейчас я могу сказать: действительно, все, кто эти пять лет со мной там прожил, люди совершенно бескорыстные, они, действительно, верили в светлое будущее,  никакого такого «душевного ленца» у них не было.. С теплотой обо  всех вспоминаю.

— А если бы вернуть прошлое и все начать сначала?

— Я бы все повторила, только бы поехала на БАМ пораньше. Я очень рада, что познакомилась с бамовскими  ребятами, хорошие, теплые  отношения остались  у нас на всю жизнь. Жизнь на БАМЕ – это какое-то очень светлое пятно в моей биографии.

Надежда Петровна принесла с собой бамовские фотографии и прокомментировала их.

— Вот таким был поселок, когда я уже уезжала, когда уже пустили поезд… А  это мы с подружками —  сфотографировались на прощание, наш клуб… Вот мой муж – мы с ним познакомились в Улькане. Вот в таких общежитиях мы жили. А это  ребята из Баку. Я с ними подружилась… Тогда у нас собрался целый интернационал… Проводы зимы Это фрагмент выступления нашей агитбригалы… Вот, смотрите, такие мы были задорные! Даже по лицам  это видно…