Поделиться

Главное меню

Нас считают

Яндекс.Метрика

Фестиваль, фестиваль…

ФестивальСтранно — в череде юбилеев, отмечавшихся этим летом, почти незамеченным осталось 25-летие XII Всемирного фестиваля молодежи и студентов, прошедшего в Москве в 1985 году. Впрочем, странно ли? Скорее всего, аналитики, обслуживающие власть, порешили: не стыкуется “советская фестивальная история” с сегодняшними кремлевскими проектами по работе с молодежью. Какие фестивали, если нет “холодной войны” между СССР и США? Кто поймет смысл девиза “За антиимпериалистическую солидарность, мир и дружбу”? Не все, однако, согласны с таким подходом. Фестивальное движение и роль в нем нашей страны уникальны — так можно сформулировать главный вывод “круглого стола”, собравшего недавно лидеров молодежного движения прошлых лет.
Это вам не в Чапая сыграть!

Виктор МИШИН — председатель советского Подготовительного комитета XII Всемирного фестиваля молодежи и студентов, в 1985 году — первый секретарь ЦК ВЛКСМ:

— С какой предвзятостью в Интернете дается оценка XII фестивалю: “наиболее заорганизованный… из Москвы выселили все трудоспособное население… людям запрещалось общаться с делегатами… фестиваль проводили кондовые комсомольцы и чекисты”. Обидно — это же не так! В лозунге фестиваля было слово “дружба”, которое сейчас забыто: в России кому-то нужно поделить молодежь на “наших” и “не наших”, местных и не местных. Государство делает вид, что нет проблемы межнационального общения, нет термина “интернациональное воспитание”…

А на XII фестиваль приехали представители из 157 стран и Западного Берлина (рекорд!), около 300 тысяч ребят прошло через его мероприятия. Президент МОК Самаранч дал старт “Забегу мира”, Херлуф Бидструп и Таир Салахов провели мастер-класс молодых художников, Анатолий Карпов с гроссмейстерами дал сеанс одновременной игры в шахматы на 1000 досок — это не в Чапая сыграть! Сама Примадонна — Алла Пугачева, выполняя нашу просьбу, пригласила на фестиваль Удо Линденберга, суперпопулярного на Западе музыканта. Как он играл жесткий хеви-метал!..

Владимир ЕГОРОВ, руководитель пресс-центра фестиваля, в 1985-м — ректор Литинститута им. Горького, ныне — ректор Российской академии государственной службы при Президенте РФ: (уточня. руководитель факультета Академии НХ и ГС)

— Даже в таком идеологизированном государстве, как Советский Союз, были умные люди, которые создали Комитет молодежных организаций. Все понимали, что за этим в конечном счете стоит ЦК ВЛКСМ. И сегодня в России, где огромное число молодежных организаций и движений, очень важно создать что-то похожее на КМО. Собрать молодежь воедино — в интересах России. И это возможно — была бы воля!
А фестивали не нуждаются в оправдании — это нормальное молодежное движение, искреннее, чистое!
Георгий МОВСЕСЯН, композитор:(жаль,ушел навсегда…)
— Как же много слово “фестиваль” принесло стране! Начиная с этих великих песен — “Песню дружбы запевает молодежь”, “Подмосковные вечера”! Мы часто по телевидению какие-то фестивали видим — скажите, после них хоть одна песня останется людям навсегда?..
Андрей ФИЛИППОВ, в 1985 году — зампред КМО СССР, ныне заведующий международным отделом ЦК КПРФ:
— Мифы продолжают оставаться, один — мол, фестиваль был коммунистической сходкой. Там были не только коммунистические союзы молодежи, но и либералы, и христиане, и социал-демократы, и другие. Во всех программах, например, были клубы эсперантистов — по всему Союзу их собирали. Были представители церкви, кстати.
Виктор КАМЫШАНОВ, в 1985-м — вице-президент ВФДМ, сейчас — президент Федерации мира и согласия:
— Продолжая заниматься международной деятельностью, я часто встречаюсь на мероприятиях ООН, Совета Европы с представителями разных поколений неправительственного движения. И добрые отношения, которые мы тогда сформировали, в том числе и в процессе подготовки к XII фестивалю, сохранились. Уверен: “темный занавес” должен быть сдернут с фестивального движения, которое, кстати, продолжает существовать.
Спасибо антифестивальщикам
Игорь ИЛЬИНСКИЙ, ректор Московского гуманитарного университета, в 1985-м — директор НИЦ Высшей комсомольской школы при ЦК ВЛКСМ:
— Указ президента Медведева о противодействии фальсификации нашей истории в ущерб интересам России — мне кажется, мотив к тому, чтобы история комсомола, история партии, история фестивального движения были осмыслены объективно. Мне особо запомнился Хельсинкский фестиваль 1962 года: “холодная война”, противостояние, а фестиваль получился горячий. Как мы защищали наш информационный центр, на который напали “антифестивальщики”! На следующий день Евгений Евтушенко прочел на корабле “Грузия” свое стихотворение: “Спасибо антифестивальщикам,/Всем завывальщикам, свистальщикам,/Их злобным выкрикам, речам./Итак, спасибо сволочам./Они нам славно подмогнули,/Стараясь этак или так,/Хотя бы тем, что всех сомкнули,/Как пальцы намертво в кулак!”
Масштаб фестивалей можно сравнить только с Олимпийскими играми, а в чем-то они были более грандиозными — в их подготовке участвовали писатели, поэты, артисты, ученые… А сколько сделано для сохранения и упрочения идей мира, идей интернационализма, борьбы с расизмом и нацизмом! Это великий вклад в историю. Но не будем только воспоминаниям предаваться: в мире, и особенно сейчас в России, сильна опасность национализма, причем национализма этнического, самого страшного. И это не только Чечня — это Башкирия, Татария, Тува… Все национальные образования пытаются разыграть национальные чувства как политическую карту. Если мы говорим о единой России и хотим сохранить страну как единое географическое и государственное образование, то надо серьезно заниматься формированием того, что раньше называли братской дружбой народов. Есть и “русский вопрос” — острый вопрос, который всегда загоняют куда-то в угол.
Еще о фестивале. Он, конечно же, не был “красным” — был “розовым”, “зеленым”, “синим”. Нет, “голубым”, пожалуй, уж точно не был. Он был широким по составу. И, я уверен, сейчас в России такой подход надо реализовывать. Если бы вместо проекта “Наши” государство и правительство осуществило проект всероссийского фестиваля “За мир, справедливость (которой не хватает сегодня) и братскую дружбу народов!”, было бы правильно. А говорить о том, что у нас нет государственной идеологии, и радоваться этому — глупо! Вот она, эта идеология — единство нации, формирование российской нации, дружба!
Анатолий КАНУННИКОВ, в 1985-м — работник КМО СССР, ныне — президент фонда “Социальная экология”:
— В стране отсутствует крупная программа работы с молодежью, а то, что делается, ни в какое сравнение не идет с масштабами молодежной политики, проводимой в СССР. Всемирные фестивали были инструментом этой политики, в их рамках решались большие международные и политические задачи. После фестивалей та или другая страна получала всемирное признание, становилась членом ООН, утверждалась в международном сообществе. И если бы сегодня были определены задачи, которые необходимо решить России на международном уровне, в том числе и в рамках диалога гражданского общества, то уникальный опыт фестивального движения был бы востребован. Увы, этого пока нет.
Галина РАТНИКОВА, в 1985-м — замзавотделом культуры ЦК ВЛКСМ, — министр культуры правительства Московской области (сейчас советник.)
— Если фестиваль упрекают в заорганизованности, то я за такую заорганизованность. 22 тысячи артистов — и профессиональных, и самодеятельных — приняли участие в программах фестиваля. 212 творческих площадок ежедневно работали — мы их расписывали и обеспечивали вручную, без компьютеров, без мобильных телефонов. И эта “машина” ехала, и как! Все части ее были смазаны — и не так, как сейчас, деньгами, — мы совершенно не думали об этом.
Борис ПАСТУХОВ — бывший первый секретарь ЦК ВЛКСМ, в 1985-м — председатель Госкомитета СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли:
— Фестивальное движение, начиная с Московского фестиваля 1957 года, включая битву с сопливым фашизмом в Хельсинки в 1962-м, можно сравнить с порывами сильного, чистого воздуха, который повлиял на изменения климата, на то, что называлось “холодной войной”. И что бы ни говорили — мир открыл послевоенный Советский Союз на московском фестивале. О XII Всемирном: он сыграл огромную роль, прежде всего для каждого, кто приехал в Москву. Не забудьте, в это время в историческую дверь уже стучалась перестройка! Когда-то в ГДР, на немецком национальном фестивале, я сказал нашему другу Эгону Кренцу: “Зачем вы такие мощные шествия устраиваете, это же каких денег стоит?” Он махнул на меня рукой: “Выйди на улицу и спроси людей: что они помнят из молодости? Ответ будет один — наш фестиваль! Те же шествия помнят, что влюбились на фестивале помнят, жаркие дискуссии, спортивные соревнования помнят…” И Ангела Меркель, канцлер ФРГ, что-то вспомнит — она ведь была делегатом XII Всемирного в Москве! И президент Кипра Димитрис Христофиас — тоже.
И еще. Жалко, что нет на “круглом столе” министра по делам молодежи Виталия Мутко и — я не помню фамилию того “замечательного” господина, который руководит “Нашими”. Газета “МК”, кстати, использует неплохой прием — когда что-то напишет задиристое, то добавляет: “Прошу материалы данной статьи считать официальным обращением туда-то”. Так вот и нам надо написать — в адрес Мутко, в частности: “Позиции участников “круглого стола”, посвященного 25-летию XII Всемирного фестиваля в Москве, просим считать официальным обращением к министру В.Л.Мутко!” Пусть прочтет и ответит — с чем согласен, с чем не согласен. Да! Курсивом выделите мысль: нужен комитет молодежных организаций страны! Конечно, “Единая Россия” не пустит, скорее всего, впереди себя никакой КМО, но ведь комсомол-то пустил?..
Евгений ТЯЖЕЛЬНИКОВ, бывший первый секретарь ЦК ВЛКСМ, в 1985 году — посол СССР в Румынии:
— В 1985 году я был зрителем. Конечно, фестиваль потряс своим размахом и содержанием. Нас, комсомольских руководителей, некоторые изображают такими, что, мол, от бумажки не могут оторваться. А вспомните, как Виктор Мишин свободно, легко приветствовал 100-тысячную аудиторию на открытии фестиваля в “Лужниках”. Браво! Кстати о КМО: 15 лет бьемся, Иосиф Кобзон был флагманом этого проекта, чтобы в России был создан Союз молодежных организаций. К кому только не обращались — и к президенту Ельцину, и к президенту Путину! Не реагируют — считают, что это вопрос незначительный, тем более что есть “Наши”, которые, по их мнению, обеспечат успех всего дела.
Российский фестиваль мог бы быть, так почему не выступить с такой инициативой? К сожалению, многим кажется, что дружба народов была ненужной выдумкой, что сегодня есть деньги и они могут все решить. Надо правдиво рассказать о фестивальном движении — никто не собирается его обелять, скрывать недостатки, но показать правдивую историю — наш долг.
В.М.Мишин:
— Спасибо за участие в работе. Надеюсь все-таки, что прозвучавшие предложения найдут отклик — и в молодежных организациях, и в госорганах. Думается, что часть немалых средств, расходуемых на проект “Наших” и, в частности, на “Селигер”, можно было бы направить на проведение Всероссийского фестиваля молодежи, главным содержанием которого могло бы стать формирование культуры межнационального общения, патриотического и интернационального воспитания подрастающего поколения.
В дискуссии также приняли участие бывшие деятели молодежного движения — Августин Чисар, в прошлом — чрезвычайный и полномочный посол Республики Словакия в России, выпускник ВКШ; Владимир Ситцев, первый секретарь Международного союза научных и инженерных общественных объединений; Борис Школьников, председатель КМО Москвы (сейчас — президент Национальной рекламной ассоциации), и другие.
P.S. Вопрос в подзаголовке не придуман — его действительно задавали Виктору Мишину в ЦК КПСС, где утверждали эмблему XII Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве.
А еще спросили: “Почему голубь мира в перекрестье прицела?”
Оценки фестивального движения того времени, конечно же, могут быть разными. Поэтому ваши комментарии, любопытные факты о XII Всемирном в Москве ждем на сайте mk.ru (наиболее интересные материалы будут опубликованы).
ИЗ ДОСЬЕ «МК»
Из истории фестивалей
I Всемирный фестиваль молодежи и студентов — Прага, 1947 год, 17 тысяч участников из 71 страны.
II фестиваль — Будапешт, 1949 год, 20 тысяч участников из 82 стран.
III фестиваль — Берлин, 1951 год, 26 тысяч участников из 104 стран.
IV фестиваль — Бухарест, 1953 год, 30 тысяч участников из 110 стран.
V фестиваль — Варшава, 1955 год, 31 тысяча участников из 114 стран.
VI фестиваль — Москва, 1957 год, 34 тысячи участников из 131 страны.
VII фестиваль — Вена, 1959 год, 18 тысяч участников из 112 стран.
VIII фестиваль — Хельсинки, 1962 год, 18 тысяч участников из 137 стран.
IX фестиваль — София, 1968 год, 20 тысяч участников из 138 стран.
X фестиваль — Берлин, 1973 год, 25 тысяч участников из 140 стран.
XI фестиваль — Гавана, 1978 год, 18,5 тысячи участников из 145 стран.
XII фестиваль — Москва, 1985 год, 26 тысяч участников из 157 стран.
XIII фестиваль — Пхеньян, 1989 год…
Фестиваль в Северной Корее был последним, в котором принимала участие советская молодежь. Затем Советский Союз, КПСС и ВЛКСМ перестали существовать: положение дел в фестивальном движении радикально изменилось. Но это предмет другого разговора.
В составе советской делегации на XII Всемирном фестивале молодежи и студентов в Москве было 2000 человек. 469 из них удостоены орденов и медалей страны, 150 — лауреаты премии Ленинского комсомола, более 700 — народные депутаты разных уровней.
“Госдепартамент США рекомендовал молодежным организациям не участвовать в фестивале. Но сам состав делегации — 300 человек из 40 штатов — свидетельствует о том, насколько популярны идеи фестиваля у американской молодежи”. Сьюзен РЕЙ, президент Ассоциации студентов Нью-Йоркского университета.
“Здесь, на родине великого Ленина, вы можете непосредственно ощутить, сколь глубоко предана наша молодежь благородным идеалам гуманизма, мира и социализма”. Из выступления Генерального секретаря ЦК КПСС Михаила ГОРБАЧЕВА на церемонии открытия XII фестиваля.
Сергей Рогожкин

«Московский комсомолец»