Поделиться

Главное меню

Нас считают

Яндекс.Метрика

С чего начинать

Так начался очередной, новый весьма напряженный, ответственный и памятный этап в моей комсомольской карьере, который круто изменил всю мою судьбу. Перейдя в ЦК комсомола республики, я настроился на трудную работу. Со всей энергией взялся за дело, старался с ходу включиться в ритм работы аппарата и напряженную жизнь республиканской организации. Четко понимал, что было бы пагубно поддаться текучке, ежедневной рутине.
По распределению обязанностей между секретарями ЦК я стал ответственным за состояние организационной работы, подбор, подготовку кадров и деятельность «Комсомольского прожектора». Судьба, таким образом, поставила меня главным за выполнение тех установок и решений ЦК ВЛКСМ, одним из разработчиков которых был еще вчера.Коллектив Организационного отдела, как ведущего в аппарате, был, как уже говорил, слаженным и работоспособным подразделением. Мне не пришлось делать какие-то замены или перестановки сотрудников. Во главе с заведующим отделом Титенко Кимом, в нем работали Амирханов Ануарбек, Ботанов Болтабек, Гасилин Анатолий, Жуков Вадим, Мукашев Сиязбек, Пфайфер Иван, Богаев Анатолий, Щербакова Галя, Москвина Людмила, Демин Алексей, Шакенов Мухамбеткасым. Ребята подобрались дружные, знающие свое дело, каждый со своими амбициями и разные по характеру. Таким коллективом нам предстояло много сделать для активизации всех звеньев комсомола
и совершенствования комсомольского строительства. Я постоянно ориентировал и просил ребят подмечать новое, придумывать, вносить идеи и предложения. В отношениях с подчиненными всегда был приверженцем убеждения, а не навязывания воли и, тем более, приказов и окриков.
Итак, что выделить главным, с чего начинать свою деятельность? Этот вопрос со всей неотвратимостью сразу же встал передо мной. Теперь, оказавшись в роли одного из руководителей комсомола республики, мне естественно, надо было определить свою позицию, наметить приоритетные направления действий. После некоторых размышлений и советов с сотоварищами решил не распыляться, сосредоточиться на немногих, коренных вопросах. Близился комсомольский юбилей. Накануне было принято партийное постановление о 50-летии ВЛКСМ. Определенная партией обширная программа развития молодежного движения на длительную перспективу стала ориентиром всех ветвей власти и, естественно, для комсомола. К тому же основные направления деятельности комсомола республики были определены и в недавно принятых решениях ЦК комсомола страны.
Задачи были не из простых, и теперь предстояло направить все силы на их реализацию. Помнится, засели мы за определение плана наших действий. Не один поздний вечер, когда обычно уже никто не отвлекает, провели мы вместе с Владимиром Ненадовым и Кимом Титенко над этим проектом. В результате вырисовался более-менее системный план с перечнем мер, который на длительное время стал для нас ориентиром действий. При составлении программы действий считал необходимым учесть и передать республиканскому активу опыт, наработанный украинским и латышским комсомолом. Главное, что стояло в центре внимания нашей программы, был молодой человек с его интересами и жизненными запросами. А также повышение воспитательной роли первичной комсомольской организации.
Давал себе отчет, что во многом от правильно поставленных задач зависел успех общего дела. Прекрасно понимал наивно и простодушно было бы с моей стороны думать, что реализация намеченного возможна без сопротивления. Видимо каждый, кто хоть раз пробовал внедрять что-либо новое в своем коллективе, знает, сопротивление неизбежно. Поэтому учитывал, найдутся противники и в самом аппарате ЦК, и вне его.
Вначале все силы аппарата ЦК и комитетов направили на то, чтобы раскрутить маховик и пустить в действие весь имеющийся в нашем арсенале инструментарий воздействия: организационный, методический, пропагандистский. Всеми мерами мы добивались, чтобы воспитательная работа с молодежью стала гораздо интенсивнее, богаче по содержанию, разнообразнее по формам и методам. Своими действиями и решениями мы декларировали: в жизни каждой комсомольской организации должен доминировать не пресловутый «массовый охват», а индивидуальный подход, повседневная работа с конкретным живым человеком и, конечно же, с учетом его интересов. Комсомольская ячейка, требовали мы, должна быть организованной коллективностью людей, ощущающих свою объединенность на творческое, позитивное, отвечающее интересам и целям каждого. Мы добивались, чтобы нормой комсомольской жизни стали, в частности, диспуты, дискуссии, равный диалог, политклубы, словом по-настоящему совместное обсуждение назревших проблем и, наконец,
их коллективная реализация.
——
Хорошо бы собираться в каждой организации хотя бы раз в неделю и петь вместе свои песни. Ведь «песня строить и жить помогает..» — не однажды я вспоминал слова Володи Токманя — одного из авторитетных идеологов ЦК комсомола страны.
Повсеместно прошли пленумы областных и нижестоящих комитетов, совещания, комсомольские собрания. На них разрабатывались меры по совершенствованию форм и методов воспитательного воздействия, активного использования в этом передового опыта. На секретариате ЦК мы заранее договорились побывать на этих пленумах и собраниях, помочь и довести наши рекомендации до местных активистов. В области регулярно выезжали наши работники, помогали, участвовали в пленумах, выступали на совещаниях и семинарах. Мы настойчиво разъясняли, активное вовлечение молодежи в комсомол не самоцель, а средство усиления роли комсомола в воспитании и объединении молодежи республики. Наши комсомольские организации не должны видеть в юношестве только объект воздействия. Возрастающие задачи предполагали в молодом поколении видеть преимущественно субъект исторического действия, активную созидательную силу.
Первые месяцы были для меня, пожалуй, самыми трудными и обернулись бесконечными поездками, многими встречами с людьми. Главную цель видел в том, чтобы нацелить комитеты и актив, мобилизовать молодежь на решение нашей программы. При этом приходилось сталкиваться с застоем в мышлении отдельных работников, нежеланием отказываться от сложившихся стереотипов. Надо было убеждать сомневающихся, разъяснять непонятливым, а к нерадивым и власть употребить.
Запомнился эпизод, связанный с отчетом на бюро ЦК Семиозерного райкома комсомола Кокчетавской области. Мы столкнулись с безразличием райкома, комсомольских организаций к нашим призывам и рекомендациям. Райком слабо вникал в жизнь и дела конкретного молодого человека, никак не реагировал на антиобщественные проявления, байские пережитки в сознании части молодежи. В райцентре произошел вопиющий случай, парень умыкнул (своровал) девушку и насильно пытался на ней жениться. Доведенная до отчаяния, она нанесла себе два ножевых ранения. Только после этого насильник отпустил девушку в больницу. Жертву с трудом удалось спасти от смерти.
А что райком? Он спокойно взирал на это криминальное происшествие, не придал ему резонансного звучания. Никак не отреагировали и не стали на защиту девушки ее товарищи по комсомолу. Комсомольские организации не выступали против старых вредных пережитков в сознании части молодежи, не практиковали внедрения новых традиций: посвящение в рабочий класс, проведение праздников первой получки, комсомольских свадеб. Сталкиваясь с подобными фактами, впору было руки опустить. ЦК комсомола, его бюро и аппарат в подобных ситуациях занимали принципиальную позицию, не пасовали перед трудностями, не отступали от своей линии и требовали того же от всех
комитетов.
ЦК настойчиво и последовательно продолжал проводить линию на укрепление первичного звена. На заседаниях бюро были заслушаны отчеты Семипалатинского и Северо-Казахстанского обкомов, некоторых городских и районных комитетов, ряда первичных организаций. Постоянно обобщался и внедрялся повсеместно лучший опыт. Наши отделы и их работники держали эти проблемы под неусыпным контролем. Орготдел совместно с отделом рабочей и сельской молодежи, как кураторы направлений, координировали эту многообразную работу. Работники аппарата буквально безвылазно пребывали в командировках — учили, помогали, проверяя, инструктировали.
В одну из многочисленных поездок была командировка
в г. Кустанай. Перед началом комсомольского пленума, как это было принято, зашли с Петром Чернышом — первым секретарем обкома комсомола в обком партии. Принял нас первый секретарь обкома партии, Герой соцтруда, легендарный Бородин Андрей Михайлович. Легендарный, потому что был одним из старейших, уважаемых не только в республике, но и в стране партийных руководителей. Прославленный фронтовик, воевал вместе с самим Л. И. Брежневым на «Малой земле» и был с ним, как поговаривали, накоротке, успешно руководил областью и вывел ее в число передовых.
Встретил он меня, прямо говоря, не радушно. Не забыл еще, видимо, что мой сектор был инициатором критики комсомола области. «Его область» для любой критики слыла чуть ли «не священной коровой». И пока мы с Петром докладывали о предстоящем собрании, Андрей Михайлович молча пыхтел сигаретой. В заключение буркнул: — Хорошо, проводите. Я не буду. Дела. Будет секретарь по идеологии.
Мне было известно, что Андрей Михайлович никогда не упускал случая, чтобы не встретиться с молодежью, выступить с напутствием и пожеланиями. Ну что ж, во всяком правиле бывают исключения. А пленум удался, обсудили, договорились, что и как делать. Комсомол области за непродолжительное время энергично выправил недостатки и как прежде вышел на передовые
позиции.
* *
*
Много сил и времени занимала работа с документами и сочинение различных текстов. Сотни страниц ежедневно нужно было не только прочитывать, но и осмысливать. Нередко засиживаясь в кабинете до глубокой ночи, писал, вникал и правил тексты бумаг, ведь за каждой строкой стояла большая ответственность. Каждый исходящий от нас текст — это позиция центрального органа, указание к действию, в любом случае обращение к конкретному молодому человеку. Доклады к съездам, пленумам были, конечно, результатом коллективного творчества аппарата, но всегда требовали приложения личного участия. Каждый проект постановления бюро, секретариата, который естественно готовился отделами, требовал личного анализа, кропотливой доработки и правки. Просчеты, какие-то ошибки здесь были не допустимы. Свои выступления, публичные тексты, статьи и лекции готовил обычно сам, прибегая к помощи аппарата только к подбору примеров и фактов.
И все-таки на первом месте у меня всегда стояло не бумаготворчество, а публичная работа, встречи и беседы со сверстниками на производстве, выступления перед аудиториями, а уже потом административные и хозяйственные заботы. С первых дней работы стремился больше бывать в трудовых коллективах, чаще встречаться с молодежью, знать и чувствовать ее мысли и настроения. Побывал во всех областях: от Усть-Каменогорской на востоке и до Гурьевской на западе; от Чимкентской на юге и до Тургайской, Павлодарской на севере. Везде было много встреч, бесед, дискуссий с людьми разных профессий, возрастов и национальностей. Пребывая в разных уголках республики, приходилось помогать работникам комитетов, говорить с ребятами и девчатами в трудовых коллективах. Большое удовлетворение испытывал от встреч с людьми труда: первостроителями и нефтяниками Мангышлака, горняками Караганды и Экибастуза, с овцеводами и механизаторами колхозов и совхозов, студентами и учеными, с личным составом воинских частей и пограничниками. Таким образом, с утра и до позднего вечера полностью был занят молодежными проблемами.
Годы общественной работы научили меня выступать перед различными возрастными аудиториями, разговаривать с руководителями различного ранга, общаться с журналистами и иностранцами. И всякий раз я стремился активно использовать трибуну для защиты интересов и прав молодежи, пропаганды комсомола. Старался всегда говорить перед аудиторией не по бумажке и по делу.
Казахстан — страна удивительных людей, а потом уже и неисчерпаемых природных богатств. Люди всегда были главным богатством «Урги — территории любви», как исторически зовется в народе этот безбрежный степной край. Чем больше познавал его места, знакомился и общался с его людьми, тем больше проникался к ним глубоким уважением и любовью. Общение с людьми труда для меня было настоящей школой познания жизни. Каждый человек интересен по-своему. Каждая встреча чему-то учила, высекала мысли, появлялись новые идеи, позывы к действию. Мне нравилась откровенная прямота этих людей, их острая реакция на недостатки, и выдержанная, взвешенная оценка действительности. Я получал новые знания, неожиданную нередко поучительную информацию. Приходилось порою выслушивать и нелицеприятную, заслуженную критику и здесь же отвечать на нее.
Надежными помощниками в наших усилиях были республиканские молодежные газеты «Ленинская смена» и «Лениншил жас». Они занимали активную позицию, вторгались в молодежные проблемы, пропагандировали все новое, прогрессивное, открыли на своих страницах специальные рубрики о жизни комсомольских организаций. Нам крепко повезло, что газеты в то время возглавляли талантливые журналисты-писатели Виталий Энголи и Шерхан Муртазаев. Наши молодежные газеты были настоящими советниками и наставниками молодежи, надежными нашими помощниками. Они пользовались популярностью как у младшего, так и у старшего поколения читателей. Из номера в номер публиковались материалы об опыте лучших, размещались интервью с секретарями комитетов, различными категориями активистов и рядовыми комсомольцами, подвергались критике недостатки, бичевались упущения и их нерадивые авторы.
С интересными, острыми и принципиальными материалами выступал заведующий отделом газеты «Ленинская смена», один из лучших газетчиков, популярный журналист Виктор Злобин. Он находил оригинальные формы подачи материала, последовательно и умело вел тематику, докапывался до характерных недостатков и вскрывал резервы. С благодарностью вспоминаю, как включился в наши заботы собкор «Комсомолки» по Казахстану Юрий Шакутин. С каждой командировки он привозил интересные наблюдения и примеры лучшего опыта, острые критические факты и обогащал нас своими выводами и предложениями. Только благодаря молодежным журналистам нам удалось в короткие сроки сориентировать комитеты комсомола и еще больше приковать внимание всего актива к жизни первичной организации, к запросам молодого человека.
С самого начала пребывания в комсомоле я на себе прочувствовал и осознал могучую силу печатного слова, всегда старался поддерживать тесную связь с молодежными СМИ и взрослой прессой. И на новой работе сохранил традицию, активно сотрудничал с издательствами, постоянно выступал с материалами, уважал и высоко ценил нелегкий журналистский труд, без которого мы не смогли бы успешно решить ни одну из наших многочисленных задач.
В это время произошла замена руководителя орготдела ЦК. Вместо ушедшего в аппарат ЦК ВЛКСМ Кима Титенко, отдел возглавил Эдуард Абрамов.*
Выбор кандидатуры Эдуарда был не случаен и не легким для меня. Область не хотела расставаться с хорошим работником. В качестве секретаря Усть-Каменогорского обкома комсомола Эдуард показал себя натурой творческой, с волевым характером и хорошими организаторскими способностями. Он оказался настоящим заведующим отделом. На него можно было положиться. Эдуард быстро вошел в коллектив аппарата, деликатно, но твердо
* В аппарате ЦК ВЛКСМ К. Я. Титенко показал себя отличным работником и затем был приглашен в аппарат ЦК КПСС. К большому сожалению, жизнь этого прекрасного человека оборвалась неожиданно и совсем молодым его не стало.
укрепил связи с обкомами комсомола, внес новую свежую струю в работу отдела. Со временем у нас сложились деловые и добрые человеческие отношения, которые продолжаются и по настоящее время.*