Поделиться

Главное меню

Нас считают

Яндекс.Метрика

Часть IV Казахстан (1968–1971 гг.)

Часть IV Казахстан (1968–1971 гг.)

Казалось бы, после всего свершившегося можно было сбавить темпы и дальше трудиться без перегрузок. К тому же все чаще посещала закономерная мысль: мне перевалило за тридцать, не пора ли подумать и о другой «взрослой» работе?! Но, увы!
Человек, как говорится, предполагает, а небо располагает. Никогда не думал и не предполагал, что могу рассматриваться на роль секретаря ЦК комсомола. И когда мне сделали предложение, оно оказалось большой неожиданностью. Попросил время собраться с мыслями, наконец, посоветоваться с семьей.
Не буду подробно рассказывать, как отнеслись к предложению дома и мои друзья. Жена эту новость восприняла без восторга. У нее больное сердце, а Алма-Ата высокогорный город. У нас серьезно болен сын. Уедем, дескать, в Азию, а как же наши мамы старенькие останутся; свет не близкий, проведать не наездишься… Все было так. Но было чувство долга, которое воспитывалось в моем поколении по принципу: — Сначала думай о Родине, а потом о себе. — Наконец, была и партийная дисциплина… И это не пафосные слова, тогда это было нормой партийной жизни.Друзья хором поздравляли и уговаривали отправляться на новые интересные дела. Ночь поразмышлял и принял решение по принципу известной теперь уже восточной мудрости: «Послушай жену и сделай все наоборот». На второй день подтвердил свое согласие и настроился, как поют мои земляки шахтеры Донбасса: «…на работу трудную, на дела хорошие…».
В отделах ЦК партии со мною состоялись собеседования. Было высказано немало умных советов и дельных рекомендаций. Суть их сводилась к одному: комсомол республики должен получить новый импульс развития, новое ускорение в своей жизнедеятельности и в полной мере отвечать новым вызовам времени. После всех бесед и напутствий еще глубже осознал, какая огромная ответственность ложится на мои плечи. Новый неожиданный виток в моей карьере полностью переворачивал мою и жизнь моей семьи.

30 мая 1968 года мы с Пастуховым Борисом Николаевичем — вторым секретарем ЦК комсомола летели в Алма-Ату. Там должен был состояться очередной VII пленум ЦК комсомола Казахстана. На пленуме должна была решиться и моя судьба: изберут-не изберут…
Как известно, в кадровой практике советского времени был установлен порядок направления на постоянную ответственную работу в различные регионы страны, особенно в национальные республики, работников из центра. Безусловно, эмиссары центра были профессионально и всесторонне подготовленные, опытные управленцы. Они привносили свежую струю, передавали опыт и новаторские подходы. Эти парни налаживали нити прочной связи Центра с территориями страны.
Вертикаль власти, как сейчас принято говорить, строилась с чередованием представительства, что если первым руководителем ЦК комсомола союзной республики был представитель коренной национальности, то его заместителем представитель центра, в основном славянской национальности. Это была годами выверенная и оправдавшая себя практика.
Если угодно, эти посланцы или наместники, как кое-кто сейчас трактует, были в какой-то степени глаза и уши центра. Но никакими чрезвычайными правами или привилегиями они отнюдь не наделялись. Главная «привилегия» их являть собой во всем пример и еще вкалывать столько, сколько необходимо. На местах такой работник воспринимался как «зеркало центра» и не имел права на ошибки и упущения.
Судьба в одно мгновение выхватывает тебя из одних дел и перебрасывает на совершенно другие, в другую национальную среду со своим менталитетом, языком и культурой. В первое время ты оказываешься в положении «чужого среди своих, и своего среди чужих». Ты постоянно чувствуешь себя как на «смотринах». Сквозь выражение некоторой сдержанности, официальной вежливости окружающих, постоянно проглядывался живой человеческий интерес. Надо было быстро адаптироваться, вжиться в новую обстановку, завоевать уважение и доверие людей, стать по-настоящему своим.
Несколько лет я был в положении «человека центра» и хорошо прочувствовал, как нелегко приходилось этим парням и их семьям, сколько сил, выдержки и здоровья требовала их работа. Чувствовал себя в постоянном почти невыносимом временном цейтноте. Приходилось ценить каждую минуту, максимально оптимизировать свое время, заполняя все свободные интервалы бесконечными текущими делами. А забот не уменьшалось, а напротив, их становилось все больше. В рабочее время старался втиснуть максимальное количество дел, решить побольше неотложных вопросов.
Думаю, мои бывшие коллеги в других республиках подтвердили бы все сказанное. Параллельно со мной такими же посланцами центра были: в Узбекистане — Виталий Арсентьев, в Киргизии — Владимир Говязин, в Туркмении — Анатолий Аникеев, в Таджикистане — Валерий Погребной, в Азербайджане — Геннадий Орлов, в Латвии — Валентин Жигарев, в Литве — Григорий Денисов, в Эстонии — Леонид Ананич, в Молдавии — Вилорий Петров. Каждого из них я хорошо знал, со многими поддерживал тесную связь, обменивался опытом и советами. Это были ответственные, профессионально подготовленные великолепные управленцы-тягачки. Они преданно и самоотверженно служили комсомолу. За результаты своих дел эти ребята по самой высокой мерке отвечали перед ЦК ВЛКСМ и не менее жесткие требования предъявляли к ним партийные органы
республик.
Пожалуй, всю жизнь буду помнить тот майский пленум, на котором решался вопрос об избрании меня на высокую комсомольскую должность. Волновался, конечно, и переживал. Актив комсомола республики отличался высокой требовательностью и весьма критично подходил к оценке кандидатов в свои лидеры. Вспоминались случаи, когда рекомендованных центром посланцев местный актив по разным причинам просто отвергал. Так, в недалеком прошлом случилось на пленуме Карагандинской областной организации, где кандидатура работника ЦК ВЛКСМ на должность первого секретаря была отвергнута и избран
совсем другой человек.

Размышлял, как-то воспримет меня актив. С облегчением увидел, что члены ЦК доброжелательно встретили мою кандидатуру, а затем единогласно избрали вторым секретарем ЦК комсомола Казахстана.
Мой предшественник Иван Иванович Зарубин был переведен в ЦК ВЛКСМ управляющим делами. Мне предстояло принять от него эстафету.* Человек спокойный, душевный и доброжелательный, весьма обстоятельный и вдумчивый работник, И. Зарубин пользовался авторитетом среди актива и молодежи. Он много сделал для укрепления комсомола республики и оставил о себе добрую память. Мне предстояло занять его место и продолжить линию на усиление боевитости казахстанского комсомола.
Всем составом вновь избранного секретариата проводили мы Бориса Пастухова авиарейсом в Москву. На прощание он пожелал нам новых успехов и дружного сотрудничества в работе. Намек Бориса Николаевича «на дружное сотрудничество» был не случаен. Секретариат ЦК очень обновился. Кроме действующих Джанибекова Узбекали — первого секретаря, Абаевой Динары — секретаря по работе с учащейся молодежью в него вошли новички: секретарь по идеологии Аухадиев Кенес, секретарь по работе с рабочей и сельской молодежью Владимир Ненадов и я. Новому, так сказать, «квинтету» «предстояло сыграться», найти товарищеское взаимопонимание, выработать чувство локтя и стать единой командой.
Не все сразу начиналось гладко. Вначале был период взаимной притирки, проверки на прочность характеров и твердость убеждений. Воспринимал процесс привыкания и вживания совершенно естественным, необходимым пока не наладится взаимопонимание. В конце концов, каждый из нас осознавал, мы оказались «в одной лодке» и призваны «дружно грести» к одной цели. Без видимых шероховатостей я вошел в дело, походу присматривался к людям и порядку.
* Зарубин И. И. После ЦК комсомола работал управляющим делами Совмина РСФСР, затем управляющим делами Союза промышленников России.
В аппарате ЦК работал коллектив образованных, энергичных, не плохо подготовленных молодых людей. Каждый из них хотел быть лучшим и первым в делах. Мне нравился настрой сотоварищей на соревновательность и лидерство, что было естественным для молодежного коллектива и являлось залогом успешной работы. Ведь от согласованной, профессиональной деятельности персонала ЦК, его подразделений очень многое зависело в успешном развитии молодежного движения всей республики.