Главное меню

Нас считают

Яндекс.Метрика

Научная кафедра

Малоизвестные страницы истории.

малоизвестные страницы О реформировании школьного образования и воспитания в годы войны
В годы нынешних реформ школьного образования в Российской Федерации, со всей очевидностью приведших большую часть молодого поколения к неграмотности в родном языке и вопиющему невежеству во всех науках, очень актуально вспомнить об одном из забытых феноменов Великой Отечественной войны: при гигантских тратах на военные нужды — в среднем до 380 млн. рублей в день(!) — страна находила средства и на строительство в советском тылу, в освобождённых от оккупации областях школ, ремесленных училищ, техникумов, вузов, и на производство в миллионных количествах тетрадей, учебников, карандашей, ручек, чернил и чернильниц-непроливаек, карт, мелков и т.д.

По страницам газеты «Правда», Ольга Жукова, кандидат исторических наук
2014-05-08 13:43 (обновление: 2014-05-08 14:04)
И самое удивительное — проводились масштабные реформы системы народного образования и воспитания. Заменяли раскритикованные педагогами учебники на новые, увеличивали число часов на важнейшие для становления личности предметы — историю, географию, литературу и русский язык, а в автономных и союзных республиках — ещё и на национальные языки. Вводили в школьные программы новые предметы, способствующие развитию личности, умению общаться с окружающими, — логику и психологию. Экспериментально, в нескольких столичных школах, — даже латынь, язык исчезнувшей цивилизации, для размышлений о причинах её гибели. Поддерживали развитие краеведения, прививающего через любовь к малой родине любовь к большой, великой стране. Прочитать остальную часть записи »

Комсомол и чистки

Комсомольские организации подвергались локальным чисткам с начала 30-х годов. Так, в ноябре 1932 года ЦК ВЛКСМ принял решение о чистке сельских комсомольских организаций Северного Кавказа, где особенно сильно проявлялось недовольство насильственной коллективизацией. В результате этой чистки только на Кубани было исключено 56,3 % комсомольцев. При этом нередко исключались целые ячейки в полном составе[1].
Ряд основателей Комсомола примыкал к внутрипартийным оппозициям. К ним относился, например, Шацкин, избиравшийся на V и VII съездах ВЛКСМ почётным комсомольцем. В 1929 году Шацкин был подвергнут резкой критике за его статью в «Комсомольской правде», где осуждалась позиция «партийного обывателя», готового одобрить, не задумываясь, любую спущенную сверху директиву, выступать в качестве «голосующей машинки»[2]. На IX съезде ВЛКСМ генеральный секретарь ЦК ВЛКСМ Косарев заявил, что Шацкин, принимавший участие в деятельности группы Сырцова-Ломинадзе, «вступил на путь явного предательства партии»[3]. Прочитать остальную часть записи »

Это было не зря

Игорь ИЛЬИНСКИЙ, доктор философских наук, ректор Московского гуманитарного университета
«МОЙ» КОМСОМОЛ

Почему я говорю «мой» комсомол? Привычно для слуха и принято говорить – «наш». Ведь комсомол был единой многомиллионной организацией – «школу» комсомола за время его существования, как известно, прошли около 200 миллионов человек. Но дело в том, что в этой «школе» (что естественно) были разные «ученики».
«Двоечники», а иначе говоря, «болото», «выбывшие без снятия с учёта», которых многими тысячами ежегодно исключали из комсомола.

«Троечники» – те, кто «состоял» в комсомоле на всякий случай, изредка выполнявшие отдельные поручения.
Миллионы «активистов», которые без всякой корысти тянули лямку групкомсоргов, секретарей первичных организаций, членов бюро и комитетов комсомола, различных комиссий, советов.

И освобождённые комсомольские работники, численность которых в разные годы была различной. От сотен – в начале истории комсомола до 150 тысяч человек в конце его существования. Прочитать остальную часть записи »

А. Исследование молодежной проблематики в России

Луков Вал.
Ранние исследования. Исследования проблем молодежи в России имеют довольно длительную историю. По крайней мере с начала ХХ века они велись в режиме известной автономии в рамках складывавшихся тогда общественных наук — психологии, социологии, антропологии, криминологии и т. д. Таковыми, в частности, были социальные обследования студенческой молодежи в ряде университетов России, проведенные в 1910-х годах[1]. Но, разумеется, и число исследований по молодежной проблематике, и их масштабность в то время были очень незначительными, а какой-либо теории молодежи в связи с ними не формулировалось.

Тем не менее на эмпирическом уровне собирался материал, впоследствии давший толчок для построения оригинальных теоретических концепций, связанных с осмыслением феномена молодежи. На последнее обстоятельство необходимо обратить внимание прежде всего потому, что в начале прошлого века не только слаба еще концептуальная база исследований молодежи, но и — что более важно — еще не проявились на феноменальном уровне черты молодежи как особой социальной группы. Ее объективное положение и субъективные черты (самоидентификации) в то время не имели явно выраженного характера. Прочитать остальную часть записи »